Александр Вешняков: Время требует перемен. И они, видимо, придут – Северные Новости

Александр Вешняков: Время требует перемен. И они, видимо, придут

Александр Вешняков: Время требует перемен. И они, видимо, придут

В Архангельской области грядут выборы. Губернаторские. Мнение Кремля, казалось бы, выражено достаточно ясно. Долгое противостояние Игоря Орлова с жителями Поморья завершилось его отставкой. Новый глава региона постарается избавиться от приставки врио.

Последние годы интерес к выборам в Архангельской области неуклонно угасает. Почему так происходит? Спросить решили Александра Вешнякова. Нашего земляка, который стоял у истоков нынешней российской избирательной системы. Разговор получился долгим.

ГосДума, Совет Федерации и президент — по пять

— Александр Альбертович, как так получилось, что вы оказались в Центризбиркоме?

— В 1990 году я был избран народным депутатом РСФСР. А в декабре 1993 года Верховный Совет и съезд народных депутатов были распущены. В марте 1994 года меня пригласили в Центральную избирательную комиссию в качестве специалиста-эксперта. Председателем тогда был Николай Тимофеевич Рябов. В соответствии с Конституцией, которая была принята в декабре 1993 года, предстояло разработать всё законодательство о выборах. И я был одним из лоббистов проведения этих законов через Государственную Думу. Они были приняты. По ним в 1995 году состоялись выборы в Государственную Думу, В них участвовали 43 избирательных объединения.

В то время я уже работал секретарём Избирательной комиссии. В начале 1995 года Государственная Дума меня и ещё четырёх товарищей назначила членами Центральной избирательной комиссии. Рябов опять был избран председателем, Александр Иванченко — заместителем, а я — секретарём.

Это было сделано в соответствии с принятым Законом об основных гарантиях избирательных прав граждан, который, в том числе, определил основные правила формирования Центризбиркома РФ: пять членов назначает ГосДума, пять — Совет Федерации и пять — президент. На своём первом заседании ЦИК тайным голосованием избирает председателя, заместителя и секретаря.

Явка очень высокая, почти 70 процентов

— То есть, вы уже участвовали в президентской избирательной кампании 1996 года. Многие до сих пор, вспоминая итоги тех выборов, испытывают разочарование…

— Я бы с вами не согласился… Разочарование. Да, это были очень непростые выборы. Но, в то же время, я хотел бы напомнить, что они проходили в два тура. И была очень жёсткая борьба между Ельциным Борисом Николаевичем  и Зюгановым Геннадием Андреевичем.

— На памяти…

— Всего было около десятка кандидатов, и в первом туре голосования, 16 июня 1996 года, как это было зафиксировано в документах, которые пришли со всех субъектов Российской Федерации, Борис Николаевич набрал 35 процентов голосов. И только на три процента от него отставал Зюганов. При этом явка была очень высокая, почти 70 процентов, 69,81%. Но нужно иметь ввиду и следующие цифры: Лебедь Александр Иванович — 14,5 процентов, Явлинский — почти семь с половиной, Жириновский — 5,7.

А правило обозначено в законе: если в первом туре никто не набрал больше 50 процентов голосов, то назначается повторное голосование, второй тур. И оно было назначено на 3 июля. Опять была высочайшая явка, всего на один процент ниже той, что была в пером туре — 68,8 процента.

Но вы же помните хорошо, что Лебедь был принят в команду Ельцина?

— Очень хорошо помню…

— Поэтому можно было прогнозировать, что голоса «за Лебедя» пойдут явно не Зюганову. А Явлинский тоже никогда не был поклонником Геннадия Андреевича. Хотя он в выборах, во втором туре, уже не участвовал. Как и Жириновский, который, как известно, антипод Зюганова.

Так что в том, что Ельцин во втором туре получил почти 54 процента, а Зюганов 40,3, ничего удивительного не было. Да, была довольно грязная агитация в средствах массовой информации, президентской командой максимально использовался административный ресурс. Но тем не менее, за выборным процессом следили 1300 международных наблюдателей из 62 государств, и практически все делегации эти выборы признали. А самое главное, признал их и сам Зюганов тоже. Он признал своё поражение.

— Причём, чуть ли не первый, ещё даже когда официально итоги не объявляли…

— До сих пор об этих выборах гуляют всякие слухи, но факты говорят сами за себя. Как и позиция самого Зюганова, о которой мы уже упомянули.

Наблюдатели результат под сомнение не ставили

— В 1999 году вы становитесь главой Центризбиркома и попадаете в эпицентр событий. Ельцин в новогоднюю ночь говорит «Я устал, я ухожу» и назначает преемника. Начинается предвыборная кампания. Первая кампания Путина. Скажите, это были выборы президента или всё было предопределено, и выбирали конкретно Путина? Результат был предсказуем?

— Это были выборы президента. Могу напомнить, что было 11 кандидатов, тоже была довольно высокая активность избирателей, почти такая же как на выборах в 1996 году, 68,74 процента. Были серьёзные конкуренты, за которыми стояли большие группы избирателей. Но если вспомнить результаты, то Путин тогда набрал 52, 94 процента в первом туре. А Зюганов — чуть больше 29 процентов. Явлинский 5,8 процента, Жириновский — 2,7.

Это позволило нам признать и выборы состоявшимися, и победу Путина Владимира Владимировича. Но говорить о том, что это были безальтернативные выборы или «выборы Путина», я бы не стал точно. Кстати, в итоговых заключениях международных наблюдателей, которых было не меньше тысячи, в том числе из ОБСЕ, Парламентской ассамблеи Совета Европы, тоже эти выборы под сомнение не ставили.

Нам же было особенно приятно, что международными экспертами была отмечена работа Центральной избирательной комиссии как независимой, профессиональной, организации.

До 2000 года ютились в администрации президента

— Да, это, конечно, очень важно. И всё-таки, в принятый закон постоянно принимались поправки, чем они были вызваны, кто был их инициатором? Были же попытки изменить его как в сторону одномандатных депутатов, так и в пользу политических партий. Как вы к этому относились?

— В те времена, о которых мы с вами говорим, Центральная избирательная комиссия работала не только как коллегиальный правоприменительный орган, но ещё и как, своего рода, научно-методический центр по развитию избирательного права, избирательного процесса. И своей главной задачей ЦИК ставил проведение в России справедливых демократических выборов, что полностью, как мы понимали, отвечает интересам избирателей.

В этой работе у нас были вполне объяснимые конфликты и с некоторыми политиками, и с партиями, которые всегда стремятся к тому, чтобы создать себе наилучшие условия для прохождения во власть и сохранения там для себя соответствующих мест. Вы же это хорошо понимаете.

На основе анализа каждой избирательной кампании мы делали доклад, который представляли широкой общественности и президенту. И из этого доклада вытекали предложения, какие поправки в какие законы надо вносить.

До 2006 года я практически выполнял роль официального представителя президента по законодательным инициативам, которые рождались на основе наших предложений. Потому что у самой Избирательной комиссии права законодательной инициативы не было, нет и, я думаю, и не будет.

Именно в те годы мы закрепили в законах о выборах правило публиковать кандидатам на выборные должности декларации о доходах, открытый, честный подсчёт голосов на избирательных участках в присутствии наблюдателей от партий, кандидатов и выдачей им заверенных копий протоколов этих комиссий о результатах голосования.

Для оперативного и открытого для общества подведения итогов голосования по всей России была создана Государственная автоматизированная система «Выборы». Также был разработан и принят Закон о политических партиях. В последующем для развития политической системы введено правило: часть депутатов законодательной власти регионов избирать по пропорциональной системе.

В 2005 году были введены единые дни голосования — второе воскресенье марта и второе воскресенье октября. В 2003 году была принята Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в странах СНГ.

Мы создали современную материально-техническую базу в Центризбиркоме и во всех избирательных комиссиях субъектов России. Кстати, новоселье в теперешнем здании ЦИК мы отметили в августе 2000 года, а до этого ютились в помещениях администрации президента.

«Главный закон Чурова — Путин всегда прав!»

— И что изменилось потом? Кстати, может, вы раскроете причину вашего ухода с поста Председателя ЦИКа? С одной стороны, формально, полномочия истекли, а с другой, вы были на своём месте. Это было ваше решение или оно пришло извне?

— Происходило всё следующим образом. В начале 2007 года по инициативе администрации президента появилась поправка, которую провели депутаты ГосДумы. Она убирала из закона «Об основных гарантиях избирательных прав» требование обязательного высшего юридического образования или учёной степени в области права для члена Центризбиркома.

Где-то за месяц до истечения срока полномочий Центризбиркома, в конце февраля 2007 года, я встречаюсь с президентом Путиным. И он мне задаёт вопрос: «Я слышал, что у вас есть настроение на дипломатическую работу пойти?» Я ответил: «Владимир Владимирович, у меня действительно был разговор с Сурковым (Владислав Юрьевич был тогда заместителем руководителя администрации президента). Когда я сказал, что если мне не будет доверия работать в составе Центризбиркома, он спросил, куда бы я подался? Я ответил, что подался бы в дипломаты, тем более, что когда-то дипломатическую академию заканчивал.

Но если вы, Владимир Владимирович, спрашиваете о моём желании, то я желал бы работать дальше в Центризбиркоме и проводить выборы в соответствии с международными избирательными стандартами». Разговор тот закончился словами президента: «Хорошо, у меня пока решения нет». И мы расстались.

ГосДума и Совет Федерации сформировали свои «пятёрки» и через 2-3 недели озвучивается «пятёрка», которую назначает президент, и меня там нет. Но там есть Чуров Владимир Евгеньевич. Который, в конечном итоге, стал членом Центральной избирательной комиссии, потом был избран и председателем. И который сказал: «Главный закон Чурова — Путин всегда прав!»

— Володин тоже недавно со своего места спикера ГосДумы произнёс, что главное национальное достояние России не нефть, не газ, а Путин. И его надо беречь.

— Вот в том и разница, как я вижу выборы, и как их видят другие люди. Так что причины я вам назвал.

Муниципальный фильтр устраняет нежелательного конкурента

— Хорошо, вы строили прозрачную систему выборов, чтобы не было возможности вбросов, подтасовок и так далее. И уверены, что выстроили. Так почему сейчас так много сомнений в ее открытости и честности результатов? А все последние выборы, сколько я за ними наблюдаю, отмечаются различными скандалами. После некоторых выборов люди даже выходят на площади. И кого ни спроси, никто за победившего не голосовал, а он победил. Или это пересуды на бытовом уровне?

— Нет, это не только бытовой уровень. Когда Болотная площадь собирается, какой тут бытовой уровень? На тех выборах явно были вещи, которые не укладывались в нормальное подведение итогов голосования. Тогда многие нарушения признавались и прокуратурой. Их брали на заметку, чтобы потом разобраться и наказать виновных, но так и спустили всё на тормозах.

На мой взгляд, в последние годы российский избиратель стал с большим недоверием относиться к выборам и проявлять апатию.

— И в чём это проявляется?

— Возьмём выборы в ГосДуму, например. Вспомним выборы 1999 года и активность избирателей. Их ведь на участки никто не загонял, счётчик не накручивал. Люди шли, потому что понимали: есть выбор и им надо делать свой. Явка была 62 процента. А в 2016 году она составила всего 47,8. Примеры по Архангельской области вы знаете сами. В 2017 году выборы в органы местного самоуправления — явка 17 процентов. В городе Северодвинск — 11 с половиной.

Выборы губернатора в 2015 году показали явку в 21 процент. А если вспомнить выборы в 2004-м, которые проходили, когда я был председателем? 61 процент. Была острая борьба между Ефремовым и Киселёвым. И во втором туре Ефремов проиграл. Но он признал результат, не оспаривал, потому что избирательной комиссией области всё было сделано абсолютно законно и открыто.

Избиратель тогда активно участвует и доверяет выборам, когда видит, что есть реальная политическая конкуренция. Это первое условие. Сейчас на выборах губернаторов через муниципальный фильтр устраняют любого реального претендента, нежелательного для власти.

Второе — когда у избирателя есть доверие к организации избирательного процесса. И естественно, должно быть удобное время для голосования, а не второе воскресенье сентября, как установили последнее время.

И само собой разумеется, что если кто-то допускает нарушения, то для этого существует уголовное законодательство, где за фальсификацию выборов предусмотрена уголовная ответственность. К сожалению, эта норма почти не действует. Как правило, фальсификации скрываются, и большинство из них делается в пользу партии власти.

И как мы ни бились, чтобы наказывали реально, а не символически, должной жёсткости у правоохранителей к выборным нарушениям нет. В результате начинают наглеть разные деятели. На местах особенно.

Если происходят фальсификации, возникает Болотная площадь

Вот что нужно делать, с моей точки зрения, чтобы было доверие к выборам, доверие к организации избирательного процесса. И прозрачность должна быть обеспечена НА ДЕЛЕ, а не только на словах.

Кстати, то, что в последнее время стало применяться видеонаблюдение на участках, это правильный шаг. Единственно, что до конца не сделано, надо юридически закрепить, что на основе этого видеонаблюдения можно принимать решения, в том числе и юридически значимые. Вплоть до непризнания результатов на отдельных участках, если нарушается процедура голосования и, самое ответственное, процедура подсчёта голосов на избирательном участке. Она должна быть открытая.

Именно за эту процедуру нас критиковали. А она предусматривает, что каждый избирательный бюллетень демонстрируется всем наблюдателям от политических партий и кандидатов. Тут же всё подсчитывается, заполняется протокол итогов голосования. Тут же его копия выдаётся наблюдателям. Тут же он передаётся в систему ГАС-Выборы и с её помощью результаты собираются, вплоть до Москвы. И сразу же обнародуются в Интернете.

Система должна работать безукоризненно. А если внутри неё происходят разного рода фабрикации, то тогда появляется Болотная площадь.

Поправлять Конституцию надо в строгом соответствии с самой Конституцией

— В 2016 году вы сказали, что менять Конституцию ни при каких условиях не надо, даже трогать. Сейчас идёт политико-социальная реклама по внесению изменений в Основной закон России. Вы остаетесь при своём мнении или поддерживаете звёзд театра, кино, шоу-бизнеса и представителей разных слоёв населения, проникновенно нас убеждающих в необходимости изменения внести?

— Я остаюсь при своих убеждениях, которые действительно были мною высказаны года три назад. Я так считаю и сейчас. Если что-то надо было менять, поправлять в Конституции, то надо это делать в строгом соответствии с самой Конституцией. Каждая поправка в отдельности, с обоснованием, с отдельным голосованием. А прикрываться сейчас не предусмотренным Конституцией всенародным голосованием, с моей точки зрения, это неправильно.

У нас власть народа, в соответствии со статьёй 3 действующей сегодня Конституции, выражается через референдум и свободные выборы. Мы же почему-то не референдум, тогда уж, делаем, а какое-то непонятное всенародное голосование с упрощёнными процедурами его проведения.

Я этого не принимаю.

— Очень на мухлёж смахивает…

— Можно и так назвать.

— Вы принимали участие в выборах президента в 2000 году. Был избран Путин. В выборах президента 2018 года опять был избран Путин. Результат один. А ощущения у вас какие?

— Ощущения разные.

Выкручивали руки, вплоть до угроз

— Поморские корни на вашем характере всегда сказывались. Независимость, свободолюбие, бесстрашие… Вы как-то на рубеже 1990-х сказали, что ничего не боитесь.

— Так я и сейчас не боюсь. Говорю то, что думаю. Правда, тогда я со своей правдой был востребован, и в депутаты Архангельского горсовета, и на XXVIII съезд партии, и в народные депутаты РСФСР избирался.

Кстати, и председателем Центризбиркома в 1999 году меня избрали вопреки желаниям президента Ельцина. У него была ставка на другого кандидата. Выкручивали руки и мне, и моим коллегам, членам комиссии, вплоть до угроз, чтобы я снял свою кандидатуру и не баллотировался на пост председателя. Но, в конечном итоге, председателем я был избран единогласно, а заместителем стал Власов, которого администрация президента хотела протащить на место председателя.

Тогда был востребован, а сегодня отправлен на пенсию.

— Я не думаю, что вы, с вашей активностью, просто сидите на пенсии. Чем занимаетесь?

— В анкетах пишу пенсионер. А так , да, есть разные общественные дела, в том числе, я президент Ассоциации выпускников Архангельского мореходного училища имени Воронина, которое закончил с отличием в 1972 году. Моя первая специальность — судомеханик. Шесть лет бороздил моря и океаны, не только северные, но и южные. К сожалению, училище имени Воронина сейчас, как и вся наша страна, переживает не лучшие времена.

Есть и другие общественные организации. Но это всё дела общественные.

Моё отношение к Шиесу, конечно, негативное

— Александр Альбертович, вот прослеживается интересная линия: в 1989 году вы секретарь горкома КПСС, начинаете выстраивать демократическую линию выборов в Архангельске, потом продолжили тем же заниматься в Москве. Сейчас у нас, вроде как, объявлено, что Россия страна демократическая. Но с каждым годом у меня, к примеру, ощущение, что кольцо этой самой «демократии» стягивается. А по-вашему, нужны ли перемены нынешнему демократическому режиму?

— Требует ли наше время перемен? Я скажу — требует. И они, видимо, придут. Может быть, опять в виде какой-нибудь перестройки.

— Вы за Шиесом следите? Не считаете ли вы, что в протестном  движении против строительства там мусорного полигона и закладываются новые взаимоотношения людей и власти?

— Не во всех подробностях, но я представляю эту картину. Она, кстати, мне напоминает то, что было в 1989 году. Тогда был не Шиес, был, после Чернобыльской аварии, план по строительству атомной тепловой станции под Архангельском. И тогда, как раз во время избирательной кампании народных депутатов СССР, потом и РСФСР, в 1989-90 годы, отношение к этому проекту служило «лакмусовой бумажкой». Сразу было видно, кто за что. Кто за родной край и его безопасность, а кто считает, что безопасностью можно поступиться ради каких-то высоких материй и выгод.

И картина через тридцать лет, примерно, повторяется. Моё отношение к Шиесу: так, как это сделано, и как это ещё и было подано, с недоговорённостями, конечно, негативное.

— А то, что люди поднялись и полтора года уже стоят на вахте, в пикетах, выходят на митинги…

— Это дух. Северный дух. Беречь свою родину, свой родной край. Он живёт и будет жить в Архангельской области. Да и в стране тоже.


Досье

Александр Альбертович Вешняков родился 24 ноября 1952 года в деревне Байкалово Приморского района Архангельской области.

Окончил Архангельское мореходное училище в 1972 году, Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С.О Макарова по специальности «инженер-судомеханик» в 1978 году, Ленинградскую высшую партийную школу с квалификацией  «специалист в области партийного и советского строительства», Дипломатическую академию МИД России в 1995 году, специалист в области международного права. Кандидат юридических наук.

В 1973 по 1987 год работал в Северном морском пароходстве. Прошёл путь от моториста до заместителя секретаря парткома СМП и секретаря парткома Северного речного пароходства.

Работал секретарем Архангельского горкома КПСС (с 1987 до июня 1990 года). Народный депутат РСФСР (1990) от Ломоносовского территориального округа № 266 Архангельской области. В 1990-1992 годах — член Верховного Совета РСФСР, заместитель председателя Совета Республики Верховного Совета РСФСР, председатель подкомиссии в Комиссии Совета Республики по транспорту, связи, информатике и космосу.

В Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков работал 13 лет: с марта 1994 года — в аппарате Центризбиркома, с 1995-го — его секретарём, с 1999-го по 26 марта 2007 года — председателем. За время своей работы на посту председателя ЦИК он реализовал две масштабные реформы избирательного законодательства и провел 4 федеральные кампании по выборам президента и парламента.

С 2008 по 2016 год работал Чрезвычайным и Полномочным послом Российской Федерации в Латвии.

Сейчас на пенсии. Ведёт общественную работу.

Кандидат юридических наук.

Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» II, III и IV степени, орденом Почёта, медалями «Защитнику свободной России», «300 лет Российскому флоту». Как отметил Президент РФ Владимир Путин при вручении награды в Кремле, Вешняков «мужественно придерживался принципа верности Конституции и законам России».

Лауреат премии Союза журналистов России «за открытость в общении с прессой» (2002), а также других многочисленных общественных наград.

При содействии Александра Вешнякова была воссоздана находившаяся в аварийном состоянии Никольская церковь 1768 года постройки в деревне Конецдворье — родине его матери.

Женат, имеет сына и дочь.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: