Чтобы они не занимались ерундой – Северные Новости

Чтобы они не занимались ерундой

Чтобы они не занимались ерундой

Вот умеют у нас удобно информацию подавать. Вроде, всё правильно, не придерёшься. Если сам там не был, то и поверить можно. Исчезают нюансы, оттенки, смыслы. Стирается суть происходящего.

Вчера врио губернатора Архангельской области Александр Цыбульский поездил по областному центру, а затем отправился в Маймаксу. В планах было посетить 25-й лесозавод, с народом пообщаться и в Соломбалу заехать, посмотреть, как идут работы на набережной Седова. Но необходимые отступления от маршрута пришлось делать. И на 25-й Цыбульский приехал уже с большой задержкой.

Производственные цеха лесозавода осмотрел. И попробовал пообщаться с трудовым коллективом. В присутствии руководства предприятия беседа напоминала знаменитую сцену из кинофильма «Щит и меч». Двадцать отобранных для общения с врио тружеников «Титана» оказались всем довольны — и зарплатой, и условиями труда, и отношением начальников… Всё хорошо. Ну, разве что дороги бы отремонтировать, по которым они на работу ездят… Да ветхое жильё побыстрее ликвидировать. И Архангельск уж больно грязный и неухоженный…

Про дороги Цыбульский сказал, что в области много дорог запланировано к ремонту до 2024 года, на десятки миллиардов. Про Онегу все знают, практически согласовали объездную в Архангельске, дополнительные средства выделены уже в этом году. Но не всё получится сразу, потому что в области процент нормативных дорог один из самых низких. Министр Дитрих приезжал, почти 20 миллиардов дополнительных рублей обещал.

А Игорь Годзиш, сопровождавший врио губернатора, дополнил, что и Маймаксанское шоссе, и шесть километров улицы Победы будут делать буквально в следующем году.

Про ветхое жильё:

— Все дома, которые были признаны аварийными до 2017 года, будут расселены до 2024 года.  Мы в графике идём. Я считаю, что у нас жилфонд в ужасном состоянии. Мы хоть и не самый густонаселённый регион, тем не менее занимаем четвертое место по объёму ветхого и аварийного жилья. В стране. Поэтому нужно наращивать финансирование и темпы. Но получается, что у нас признаётся каждый год аварийным жилья больше, чем мы переселяем. И мы выйдем в 2024 году примерно с теми же показателями по аварийному жилью, какие у нас были на 2017 год. Поэтому смотрим, какую программу нужно сделать.

И про Архангельск врио с людьми согласился. Да, город грязный, да, город неухоженный. Полмиллиарда в этом году на него нашел. И дальше своим вниманием Архангельск, и Маймаксу в том числе, обделять не собирается.

Уже на встрече за длинным прямоугольным столом в административном здании Цыбульский дипломатично упомянул об этом организованном общении с людьми:

— В присутствии руководства, я думаю, они были не до конца откровенны, но тем не менее все в один в голос говорили, что всё их устраивает, что условия труда достойные, что зарплаты высокие и всё хорошо.

Средних и малых почему-то не было

«Пользуясь случаем, Александр Цыбульский также встретился с представителями лесной отрасли, обсудив с ними перспективы увеличения объемов лесопиления путем привлечения к этой работе малого и среднего бизнеса». Всё правда. От первого до последнего слова. Только вот…

Действительно, кто скажет, что руководители обособленных подразделений группы компаний «Титан», которые собрались на встречу с врио, не представители лесной отрасли? И о перспективах говорили. Только о путях привлечения малого и среднего бизнеса стоило бы, наверно, в первую очередь разговаривать с ним, с малым и средним бизнесом, а никак не с обладателем приоритетного инвестиционного статуса. Но средних и малых почему-то не было. Большому бизнесу их не выгодно было бы на эту встречу приглашать.

Зато в самом начале генеральный директор ООО ПКП «Титан» Алексей Кудрявцев произнёс фразу, которая весьма недвусмысленно характеризует ожидания группы компаний от «дома за оленем»:

— Власть нас всегда поддерживала и, я думаю, будет поддерживать.

Об «облагодетельствованных» предпринимателях

На самом деле, «пользуясь случаем», Александр Цыбульский хотел поговорить несколько о другом, о работе на местах:

— Самое главное, что меня волнует, практически везде в районах, куда я приезжал, и где ведется лесозаготовка, мы сталкиваемся с проблемами малых и средних предпринимателей, которые крайне недовольны сегодня существующими правилами приоритетных инвестпроектов при распределении лесосеки.

Я хочу услышать ваше мнение, вашу точку зрения, как профессионалов, людей с мест, которые там работают, насколько эта система является совершенной, и как вы видите взаимодействие с малым и средним предпринимательством. Для многих сёл, небольших населенных пунктов эти предприниматели — основные работодатели и оказывают там социальную поддержку.

Или хотя бы выяснить хотел глава лесного региона, есть ли у малого и среднего бизнеса потребность  в участии в кооперационных цепочках и производственном цикле крупных предприятий. А, может, собравшиеся считают, что малый и средний бизнес должен практически на равных с ними конкурировать? И сам же такое предположение отверг: — Наверно, это было бы совершенно невероятно и почти невозможно.

Цыбульский предложил режим неформального диалога. Но гендиректор «Титана»одеяло сразу же потянул на себя:

— Может быть я начну…

На что врио саркастически хмыкнул:

— Про малый и средний бизнес?

— Задел дам, — не унимался Кудрявцев.

Но врио губернатора на поводу не пошёл:

— Дадите, а потом коллеги уже не будут так откровенны.

Неприкрытая ирония Александра Цыбульского имела под собой основания. Потому как высказывающиеся капитаны «титановой» экономики в одну дуду дули об объёмах вырубленного леса, об «облагодетельствованных» предпринимателях, которым кроме как трём китам архангельского ЛПК и лес-то свой продавать больше некому. Оптимальный вариант, что там говорить…

О том, что получая лесосеку по инвестпроекту без аукциона по минимальной цене, предпринимателям они сдают в субаренду по ценам аукционным, «представители лесной отрасли» стыдливо умолчали. Как и о других возможностях «нагнуть» мелких лесозаготовителей и лесопильщиков в свою пользу.

— Ну, это ваше видение — настаивает Цыбульский. — А как с удовлетворённостью у субъектов малого и среднего предпринимательства? Она есть?

Число желающих заниматься лесопилением на территории растет, отвечают ему. Вопрос в другом, насколько они честные? Что называется, перевели стрелки.

Цыбульский согласился, что есть разные, но большинство — абсолютно честные.  И отношения с ними надо выстраивать такие же взаимочестные, прозрачные.

— Мы же с вами встречались в районе, когда население высказывало недовольство работой «Титана». Особенно один активный житель. Но это проблема общая. Претензии люди предъявляют не только к органам власти, но и крупным компаниям — ездят, дороги разбивают, ничего не делают.

В этом смысле очень важно, чтобы у нас были общая позиция и четкая обратная коммуникация с людьми, чтобы они понимали, видели, что мы делаем, где и за чей счёт дороги ремонтируем.

Не всю реку нужно углублять

Из других значимых моментов. Возможно, будет отремонтирован участок дороги на Котлас «Заруба — Комарово». Потому что, как подчеркнул Александр Витальевич, в том, что касается дорожной инфраструктуры, нужно делать проекты, которые интересны, в первую очередь, жителям тех или иных районов. Вот в них власть готова участвовать:

— Тут понятно, что говорить людям: да, там лесовозы ездят, но это дорога совместного пользования.

Поговорили о дноуглублении. Что, мол, с 1990 -х годов ничего не делается. Цыбульский моментально пас принял:

— Что нам нужно сделать? Предлагаю, с вами и другими перевозчиками, написать записку с обоснованием финансово-экономической модели перевозок по реке, к чему приведёт дноуглубление, с упором на экспортную составляющую, поскольку большая часть производимого товара идёт на экспорт.

Показать, насколько дноуглубление могло бы принести нам улучшение финансово-экономических показателей для бюджетов всех уровней. Вы, в первую очередь, должны обозначить узкие места, которые требуют первоочередного внимания, и показать, что не всю реку нужно углублять, а речь идёт о том, чтобы вернуть её к нормативным глубинам. И после я готов обсудить это с руководством страны.

И порекомендовал не затягивать.

В командировках сутками без связи

На просьбу организовать хоть какой-то вагон, который в период распутицы мог бы доставлять продукты по железной дороге в Запинежье, потому как никакой иной дороги там нет, Цыбульский тоже отреагировал. А вот жалобы на связь поддержал своеобразно:

— По спецвагону давайте посмотрим, я погружусь в детали. А связь… Я был бы счастлив сказать, что только у вас связи нет, но в регионе это повсеместно, особенно по югу, связь там просто пропадает. Выезжаю сам в командировки и сутками нахожусь без связи, что само по себе малодопустимо. Но делаю это принципиально. Потому что многим руководителям, которые пытаются меня найти, я потом рассказываю, что и как у нас тут со связью…

К нам прилетает министр Минкомсвязи Максут Шадаев. Мы его специально посадим в вертолёт. Нет, не берём в заложники, а просто — в вертолёт, и отвезём в один из районов, чтобы показать, как работает у нас связь. Потому что когда мы говорим, что связи в районах нет, наши доблестные операторы докладывают, что все вышки есть и всё работает. Вот он сам в этом убедится, и дальше я хочу, чтобы он тоже свой ресурс подключил.

Проговорил с операторами. Там, где есть возможность, как бы сказать дипломатично, чтобы они не занимались ерундой, а использовали свои вышки на полную мощность. Там, где нет… Мы уже запустили несколько проектов и начинаем в рамках государственно-частного партнёрства совместно строить инфраструктуру, а операторы должны обеспечивать устойчивую связь.

Окладников (министр связи и информационных технологий Архангельской области — прим.авт.) мотается по всему региону. Я думаю, что в ближайшие пару лет мы сможем этот вопрос решить.

Вторая беда — медицина

Представитель леспромхоза из МО «Светлозерское», это посёлок Светлый, сто тридцать километров от Архангельска, в Холмогорском районе, начал своё обращение с фразы:

— У нас две проблемы. Первая — дороги и переправы…

— А вторую я знаю, — подхватил Александр Цыбульский, вызвав смех в зале.

Но оказалось, что вторая беда — медицина. В посёлке проживает около тысячи человек, нет ни одного медработника. Больница есть, помещение есть, а медиков нет. И жильё есть, и условия все есть, и рабочие места есть, а привлекать кадры трудно. Никто не едет, особенно семьи с детьми, не хотят, потому как тут и первая беда — проблема с дорогой и переправами, и если что случится, то только вертолёт вызывать. А с небольшими болячками и обратиться некуда. В город не наездишься.

Врио только-только подробно обсуждал нехватку медицинских кадров с министром здравоохранения РФ Михаилом Мурашко. Ответил честно: Не хотят врачи ехать работать на село. Вопрос системный. И заверил: — Но мы его решим.

А завершил разговор от лица представителей лесной отрасли Алексей Кудрявцев: — На самом деле нет вопросов, растём, развиваемся, всё хорошо. Кроме кадров, больших проблем нет.

Возможно, у компании, действительно всё хорошо. Тем более, что ни об экологии, ни о лесовосстановлении никто даже словом не обмолвился.

Врио, в свою очередь, пообещал, что готов решать заявленные проблемы в тесном сотрудничестве. И отправился в аэропорт встречать очередного высокого московского гостя.

За чей счёт переделка?

Мы же поехали в Соломбалу. Было интересно посмотреть на тот объект, который ждал визита Александра Цыбульского. Ворота открыты. Экскаватор работает. И две одиноких фигуры в касках пьют из термоса чай. Подошли. Услышав, что кортеж врио губернатора смотреть ход реконструкции набережной Седова не приедет, мужики эмоционально воскликнули: — А чего ж мы тут ждём?! И заметно сникли. Оказывается, им никто не удосужился сообщить, что визит отменился.

Разговорились. Мы рассказали, что врио собирается привести набережную в порядок к юбилею «Дервиша», к следующему августу. В глазах строителей появился испуг.

— Но ведь это невозможно! При таком подходе ГУКСа, при таком финансировании, срок нереальный. Мы-то готовы. Ресурсы есть. Но тут надо решать на высшем уровне. А еще говорят, финансирование федеральное сняли. Правда?

Компания, ведущая реконструкция набережной, вполне себе состоятельная и надёжная. Не первый объект. Постоянно работает на Бакарице, причалы строит. Ягринский мост в Северодвинске, тоже они. Есть и мощности, и возможности. Но нет понимания у заказчика — Государственного управления капитального строительства Архангельской области (ГУКС).

Сэкономили на проекте, получили проблему. Заложенный в проекте 12-метровый шпунт для этих грунтов оказался недостаточным, нужен 18 метровый. Но за чей счёт переделка? ГКС считает, что сделанные работы подрядчик должен им просто подарить. Дополнительные работы по возвращению смытого песка на место оплачивать тоже не собирается. Даже дополнительное соглашение, о котором были достигнуты договорённости два месяца назад, подписать никак не удосуживается. А как без него работать?

Мужики просили о встрече без прессы

Очень хотели мужики именно с Цыбульским поговорить, рассказать, как обстоят дела на самом деле, а не в интерпретации ГУКСовского руководства и министра строительства. Но не случилось. Пришлось нам за врио причину неявки объяснять, благо она у него уважительная. Вопрос, почему ГУКС или господин Гладышев, которые должны бы, по идее, сопровождать этот объект, людям не сообщили, что встреча отменяется?

Мы пообещали строителям проинформировать Александра Цыбульского о том, что надо бы всё-таки с представителями компании повстречаться. И ГУКС с министром пригласить. Без прессы. Чтобы в выражениях не стесняться. Так просили мужики. А потом уже озвучить принятое решение. Честное, основанное на реальной ситуации, а не на докладах подчинённых.

Обещание исполняем. Александр Витальевич, пригласите строителей. Вам есть о чем с ними поговорить.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: