Фермер Будейкин: «Важно не делать холостых выстрелов»

Владимир Будейкин – владелец небольшого фермерского хозяйства. Он разводит коз, гусей, кроликов. Делает несколько видов козьего сыра. Но главная изюминка его деятельности – экскурсии. Народ идет к нему, чтобы покормить животных, послушать интересные истории и попробовать сыр.

Сельское хозяйство – это бесконечные форс-мажоры

Мы попросили Владимира рассказать о проблемах и плюсах малого бизнеса. О том, насколько сложно содержать животноводческое хозяйство в почти городских условиях.

— Как начиналась эта ваша история?

— На этой территории сельским хозяйством мы занимаемся шестой год. Сначала надеялись как-то заработать на этом деле, выращивая птицу, кроликов. В тот период у меня их было порядка сотни. Рассчитывали со временем превратить их в килограммы, а килограммы в рубли.

Но через три года поняли, что заработать не получается. Все какие-то бесконечные форс-мажоры. Это общая проблема тех, кто начинает заниматься новым делом. А сельское хозяйство особо подвержено различным чрезвычайным обстоятельствам.

— А почему вы, вдруг, решили именно этим делом заняться?

— Стал я что-то сомневаться в качестве продуктов, которые мы покупаем в магазинах. Сложно себя убедить, что покупаемое масло — настоящее. Колбасы вызывают много вопросов по натуральности. А у меня подрастали дети. И я был убежден, что надо питаться настоящими продуктами, если мы не хотим все наши доходы тратить на лекарства.

Если мы говорим о том, что хотим жить долго и счастливо, то нам надо возвращать старый способ получения натуральной продукции. В моем детстве слово «аллергия» было неизвестно. Сейчас все повально с этим сталкиваются.

— Тяжело содержать такое хозяйство?

— Выходные у меня в субботу и в воскресенье, с четырех вечера. В будни мы экскурсий не проводим. Стараемся в зимний период, в выходные. Когда у меня есть помощники. А помощники – это мои дети. Без опоры на своё семейство начинать процесс не реально. Для того, чтобы нанять работника, надо иметь высокий источник дохода. Такой может дать большая ферма. Но это не наш путь.

 

Мое личное убеждение, что все начинания в сельском хозяйстве не должны строиться на кредитах. Потому что ты их не отдашь никогда.

Например, в СССР в каждой деревне была ферма, обеспеченная канализацией, водой, тракторами… И при этом молока не всегда хватало. Я бегал в детстве за молоком с трехлитровыми бидончиками, но приходил домой ни с чем. Молоко в магазины привозили по часам, сыр, как правило, одного сорта. Редко, когда два вида сыра, масло сливочное, рыба. Но, тем не менее, это были на сто процентов натуральные продукты.

В семье должен быть тот, кто зарабатывает

— Вы не переехали сюда из города насовсем?

— Мы городские. Но часть жизни проводим здесь. Я мотаюсь в город каждый день. Полностью переселиться не получится — дом, жена, учеба у детей. Конечно, надо прийти к тому, чтобы здесь жить. Ведь в задачах не только производство еды. Детей научить чему-то надо.

— А рецепт выживания у вас есть?

— Все, кто начинает заниматься сельским хозяйством, не должны туда, как в омут, с головой бросаться. Если есть иной источник дохода — никогда его нельзя убирать раньше времени. Должен быть в семье тот, кто зарабатывает. Жена работает, и, конечно, были периоды, когда я зависел от нее.

А еще мы сразу поняли, что без дополнительного источника нам не выдержать. Производство натуральных продуктов – это хорошо! Но удовольствие недешевое. Например, для производства 1 кг масла надо 22 литра молока.

Сначала решали мясной вопрос, с помощью птицы и кроликов, потом возникло желание пойти в молочное направление. И я не смог совмещать какую-то работу за пределами с работой здесь – тратится очень много сил. Поэтому мы задумались, что еще можно придумать на этой территории.

И пришли к гостевому формату. Но это был долгий путь. Сначала обратили внимание, что когда приезжают друзья с детьми, то всегда просят показать животных. Любая живность вызывает у людей хорошие, добрые эмоции. И решили открыть ворота хозяйства для гостей. Произошло это два с половиной года назад.

Фермерское хозяйство – это громко звучит. У нас, скорее, небольшое локальное подворье, в котором мы мечтаем совместить различные направления: мясное, молочное, овощное, рыбное и так далее.

Сыр нигде не хранится

— Как вы свою продукцию храните?

— Мне нравится процесс создания сыра, и нравится этот продукт. Он нигде не хранится, так как запасов его у нас нет. Все объемы настолько малы, что на экскурсии все и заканчивается.
Гостевой формат – это еще и способ реализации продукции. Можно поддерживать какую-то розничную сеть, но мы эту проблему решаем, приглашая людей к себе. Это суперважно для любого бизнес-процесса — уметь получать деньги. У нас получилось.

Ко мне приезжали областные депутаты. Спрашивают: «Какое достижение вы считаете главным?». Я говорю: «Семь лет назад здесь была свалка. Мы смогли на эту территорию направить денежный поток. Понятно, что это колоссальный труд! Но это все — лирика. Мы смогли изменить назначение территории. Побывало у нас очень много людей – две с половиной тысячи приехали за первый год, три-три с половиной — за второй».

— Люди откуда узнают о вашем подворье?

— Как только мы только заикнулись об этом, большинство рекламщиков сразу сюда ринулись. И, если бы я не имел опыта работы с торговлей, я бы повёлся. Но я понимаю, что это не та территория, которая требует моментально быстрого потока людей. Надо правильно оценивать свое место. Понимать — на каком ты этапе. Важно не делать холостых выстрелов.

Самое печальное, когда ты вкладываешь силы, зовешь массу людей, а в результате их ожидания не оправдываются. Нужно быть объективным по отношению к себе и своему делу. Я понимал, что мы не можем позволить себе принимать много людей. А как узнают? Социальные сети – единственный, бесплатный способ. И сайт.

И отдельный сектор для миног

— Что видите в перспективе?

— Идем к стабильности. Нам нужно 50 дойных коз. Сейчас их 28, и столько же молодняка. И пятьдесят коз появятся не завтра. Понятно, что есть процесс выбраковки. Как только коза приносит потомство, появляется молоко. Но. Мы козлят не убираем, мы их оставляем под мамами. Они практически съедают молоко, которое мы могли бы использовать для сыра. Но, таким образом мы решаем проблему найма дополнительных людей.

У нас, как в природе, козленка не надо опекать, он будет сам постепенно прибавлять в весе. И нам не приходится кормить молодняк шесть раз в день. А в трехмесячном возрасте мы их отделяем от матери. Главная наша задача — не прибавлять бездумно поголовье, а делать это осознанно, чтобы получать регулярную продукцию. Чтобы молоко было стабильное, чтобы можно было в дальнейшем нанять людей. Я должен постараться как можно быстрее прийти к этапу самоокупаемости.

Еще такой план — гостевой дом для круглосуточного пребывания на выходных. Мы можем приглашать сюда не только архангелогородцев, но и иногородних, обеспечивать им трансферт с самолета или поезда. Но это все перспектива.

Сейчас мы развиваем наше хозяйство, двигаемся к тому, чтобы обеспечить питанием наших постояльцев. Также хотим сделать отдельный сектор, где разведем миног. Из них можно готовить вкусняшки, кулебяки, например. И подворье уже станет уникальным.

Моя площадка не рассчитана для производства и продажи за пределами. Я хочу, чтобы вся продукция тратилась здесь, на этой территории. Агротуризм — та сфера, которая позволяет зарабатывать. Это весомая составляющая внутреннего туризма. Не рискну привлечь сюда инвестиционные деньги. Нам сейчас нужно примерно 20 млн, но брать кредит я не хочу – это риск. В сельское хозяйство сначала деньги закачать надо, только тогда получишь натуральный продукт.

Миллион звучит интересно

— Ощущаете ли нехватку специального образования?

— Наверное. Сначала я купил двух козочек. Потом первая дойка. Я ведь даже в Интернете не смотрел, как доить коз. Все на собственном опыте. Не зря же мы созданы на этой земле.

— Как государство поддерживает сельское хозяйство?

— Мы на эту ферму привлекли полтора грантовых миллиона. С третьей попытки. Слово «миллион» звучит интересно, но скажу, что это — не те деньги, которые могут дать толчок сельскому хозяйству, даже локальному.

Мои две большие проблемы – вода и трактор. Трактор надо брать в кредит. Он стоит полтора миллиона. Навесное оборудование к нему тоже влетит в копеечку. Нет, оплачивать я его не смогу. Малые хозяйства не могут брать сельскохозяйственную технику в кредит. Утопия.

Это тоже должно быть на грантовой основе. Для хозяйств, которые вытянули 2-3 года. Хотя, гранты – тоже дело сложное, отнимают много сил. От обязательств, которые ты берешь по грантам в виде зарплаты, налогов, никуда не денешься. То есть, это условно бесплатные деньги.

Мы вынуждены создать три рабочих места на полтора миллиона. Вы мне покажите какой-нибудь бизнес, который на 500 тысяч создаст одно рабочее место. Нет такого. Сейчас на один миллион — одно рабочее место. Очень много людей попало с этими грантами — не все же разворовывают.

Если ты не напишешь красиво бизнес-план — не получишь денег. Поэтому бизнес-планы у всех такие, что голова кружится. А жизнь реальная — суровая, поэтому подавляющее большинство грантов не соответствует реальной картине. Начинает работать старая система дутой статистики.

Очень много рисков

— Животные болеют. Их разведение – направление рискованное?

— Козы у нас не болели. С птенцами все просто. Они либо живые, либо нет. Недаром говорят, что цыплят по осени считают. Это не сарказм, я никогда не считаю. Каждый день какой-то убыток. Холодно, в воду залезли еще непокрытые пером — перемерзли сразу же.

«Жалелками» здесь заниматься нельзя. Все эти «детские сады» – это не фермерский вариант. Кто-то кашлянул – убираешь. В хозяйстве есть собака – санитарный врач.

Кролики болели. Дети кормили свежей травой. Ее нельзя давать, надо давать подвяленную. Взрослых кроликов не заставишь съесть, они понимают, что им дают. А молодняк ест все подряд. Одной травинки достаточно, чтобы кролик на боку лежал. Ты подходишь и убираешь его. Без сожаления. Относишь санитарному врачу. Да, неприятные вещи. Но если ты будешь играть в эту добродетельность лукавую, то нечего заниматься фермерством.

— Ваш совет тем, кто решил попробовать себя в сельском хозяйстве.

— Дело это очень правильное, с точки зрения жизни. Но здесь не будет легкого пути. Мы говорим не о больших агрохолдингах, с большими поголовьями. Мы говорим о малом хозяйстве. Рисков очень много.

Дарина Ишкова

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: