Финансирование по-архангельски: 60 % — на Церковь, 40 % – на всё остальное

В редакцию «Северных новостей» попал документ. Называется он скучно – «Перечень мероприятий, финансируемых в 2019 году». Но содержание его захватывающе, как детектив, и будит острое желание поговорить на тему взаимоотношений государства и церкви.

Соглашение о сотрудничестве

По Соглашению о сотрудничестве между правительством Архангельской области и ПАО «Севералмаз» ежегодно, помимо отчислений в бюджеты разного уровня, добытчики выделяют некую сумму на финансирование неких мероприятий. В 2019 году эта сумма составила 50 миллионов рублей. Не будем обсуждать, велика она или мала, соответствует ли уровню экологического ущерба и насколько пропорциональна величине извлекаемого из поморских недр дохода. Сейчас не об этом.

В Приложении к Дополнительному соглашению к Соглашению, которое называется «Перечень мероприятий, финансируемых в 2019 году», есть две строки. Первая – «Строительство Михаило-Архангельского кафедрального собора г. Архангельска». Объём финансирования – 22000000,00 рублей».

Вторая – «Реконструкция и ремонт Храма в честь святой великомученицы Варвары г. Архангельска. Объём финансирования – 8000000,00 рублей».

Когда деньги выделяются государством на ремонт и реставрацию объектов исторического и культурного наследия, тут всё понятно. Но каким боком эти два сооружения можно отнести к объектам культурного наследия, кто бы растолковал?

Восемь миллионов – объекту Минобороны

Восемнадцать лет назад по распоряжению светлой памяти епископа Архангельского и Холмогорского Тихона в бывшем военного гарнизоне аэропорта Талаги был основан приход в честь святой великомученицы Варвары. Дело хорошее.

Храм святой великомученицы Варвары в Талагах. Фото arh-eparhia.ru

Поначалу молитвенное помещение оборудовали на первом этаже жилого дома. В 2003 году на основе договора аренды с Архангельской квартирно-эксплуатационной частью гарнизона в распоряжение общины передали здание бывшей войсковой санчасти. С 2019 года храм стал подворьем Свято-Троицкого Антониево-Сийского монастыря в Архангельске.

Ищу, за что зацепиться, и не получается. Ну, никак здание бывшей войсковой санчасти на объект культурного наследия не тянет, раз. И два, как может правительство Архангельской области вкладывать какие-либо деньги в объект, принадлежащий министерству обороны?

То есть, снести, к примеру, полуразрушенный дом в Васьково, находящийся в собственности военных, мы не имеем права. А вбухать восемь миллионов в ремонт бывшей санчасти Минобороны – пожалуйста. Только потому, что там расположился объект РПЦ? А как же тогда статья 14 основного закона страны?

Статья 14 Конституции РФ:

  1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

  2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья недвусмысленна. Но соответствует ли Конституция, в которой утверждается светский характер государства и равенство всех конфессий, реальной российской жизни?

Жирная «десятина»

Возведение Михаило-Архангельского кафедрального собора вообще тема отдельная, конечно. На наших глазах всё это происходило и происходит. В том числе и скандал с победившим, но не воплощенным, проектом Вадима Кибирева. И перенос места строительства, фонтана и памятника Защитникам Севера. И много ещё чего.

Нам всё время говорили, что собор строится на пожертвования. Периодически пожертвованные деньги заканчивались. Стройка притормаживалась. Собирался попечительский совет и озвучивалась очередная недостающая сумма. Через какое-то время, в результате неизвестных нам действий, деньги собирались, и строительные работы активизировались.

Но вот несколько последних лет, мы видим, как дело неуклонно движется к завершению. Судя по всему, финансовая подпитка строительства кафедрального собора идет на какой-то постоянной основе.

Фото new.pravoslavie-nord.ru

Рискнём предположить, что подобные Приложения существуют и в Соглашениях с другими крупными, и не очень, компаниями. И пропорции, скорее всего, те же.

Из 50 миллионов «Севералмаза» тридцать идут на Церковь. 60 процентов!Такая жирная «десятина» не снилась даже монахам доекатерининских времён.

Для сравнения – на науку, поддержку образовательных и научно исследовательских программ САФУ им. Ломоносова – в этом году всего 300 тысяч рублей. В 100 раз меньше. На побережные учебные заведения Приморского района, Бобровский сельский дом культуры, реконструкцию системы водоснабжения в посёлке Покровское и развитие туризма в Онежском районе — 7,5 миллионов рублей. На медоборудование и компьютеры для Приморской ЦРБ выделено два миллиона. Ну… так кто у нас, в Архангельской области, отделён от государства?

«Севералмаз» собирает инициативы и выносит на правительство

«Северные новости» попросили ПАО «Севералмаз» прокомментировать включение церковных объектов в перечень. И вот что нам ответил Владимир Самофалов, заместитель генерального директора ПАО «Севералмаз»:

 

— Важно понимать, что предоставление финансовых средств по таким соглашениям является благотворительностью, пожертвованием. Перечень проектов или объектов, которые будут профинансированы в рамках годовой программы определяется совместно.

«Севералмаз» собирает инициативы самостоятельно, получает обращения от глав муниципалитетов, общественных организаций и так далее. Потом мы обсуждаем их с профильными министерствами и выносим совместно на правительство.

Часть проектов носит регулярный характер и финансируются из года в год. Показательный пример – Музей художественного освоения Арктики имени Борисова (на Поморской). За последние несколько лет суммарные вложения «Севералмаза» составили более 40 миллионов рублей. Сейчас финансируется возрождение Музея Писахова.

Важной частью благотворительной программы являются проекты в сфере духовной жизни общества, участие в строительстве и возрождении церквей. Есть и более мелкие проекты, ценою обычно до 100 тыс. рублей, решение по реализации которых принимается «Севералмазом» самостоятельно в течение года, по мере потребности.

РПЦ у нас социальный проект?

Итак, в «Севералмазе» считают, что строительство храмов дело важное, населению нужное. И выделяют на Церковь деньги не один год. Никаких возражений. Тут каждый лишь спасибо за благое дело скажет.Только вот… есть нюанс. Если предприятие хочет помогать церкви, так почему не напрямую. Зачем это делать через правительство?

А имеются тонкости. Соглашение о сотрудничестве проходит по социальной статье. Все отчитываются, что ПАО и правительство выделили 50 миллионов рублей именно на социальные проекты. А то, что 60 процентов благотворительных средств ушли в поддержку Церкви, как-то не афишируется. Хотя, может мы чего-то не знаем, и с некоторых пор РПЦ у нас социальный проект?

Вопрос тут, в общем-то, не к «Севералмазу». Окончательное решение о том, куда направить средства бизнеса, всё же принимает орган государственной исполнительной власти. Во главе его – губернатор, Игорь Анатольевич Орлов.

По условиям Соглашений (а они, практически, стандартны), проекты, в них включенные, должны быть максимально востребованы и полезны для населения. Так написано черным по белому. Но полезность, как видно из Перечня, почему-то определяет не народ и депутаты, а Орлов и его команда. Население вообще не спрашивают.

Наверное, отдавая народные, по сути, деньги на строительство дома Божьего, они надеются, что им это зачтётся, и грехи кой-какие спишутся…

Это, конечно, не нам решать. Нам интересно другое. Находится ли данная коллизия в нравственной плоскости или тут явное нарушение закона? И, если нарушение, то спишет ли его прокуратура?

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: