Голодного коронавирус одолеет быстрее – Северные Новости

Голодного коронавирус одолеет быстрее

Голодного коронавирус одолеет быстрее

Сегодняшний наш разговор о медицине и коронавирусной эпидемии с доктором Олегом Низовцевым. Олег Юрьевич, по узкой специальности, анестезиолог-реаниматолог и 17 лет вытаскивал тяжелых больных из небытия. В том числе и с осложнениями от различных коронавирусов. Сейчас он — советник ректора САФУ по медицинской деятельности.

От состояния скромного оптимизма до первого звонка

— Олег Юрьевич, вы входите в областной штаб по предотвращению коронавирусной инфекции. Значит, вы в курсе всех событий в сфере борьбы с болезнью. На наш дилетантский взгляд, ситуация не катастрофическая. Но напряженная. Опишите, пожалуйста, как она видится оттуда, изнутри штаба.

— Работа началась еще в феврале. В областной штаб по предотвращению коронавирусной инфекции я вошел именно как представитель Северного Арктического федерального университета. Но в феврале проблема нас еще не коснулась. И у многих была надежда, что и не коснется. Поэтому чисто теоретически решалось, что можно предпринять, как нужно действовать в новых обстоятельствах. Последний раз в расширенном составе штаб собирался в начале марта. С тех пор работа идет в узком кругу.

Но в САФУ есть свой штаб. Второй месяц он работает. У нас ведь еще своя специфика, много иностранных студентов. Вот перевели университет на онлайн-обучение. Пришлось много проблем решить. Но справились. Помогло то, что методики в САФУ давно отработаны.

Что касается ситуации с коронавирусом, то я какое-то время пребывал в состоянии скромного оптимизма. Буквально до прошлой пятницы. Первый тревожный звоночек – нештатная ситуация в клинике имени Семашко. Второй – городская больница №7.

— К счастью, мощных вспышек в этих больницах удалось избежать…

— Тут надо отдать должное администрациям и коллективам, они с честью вышли из непростого положения. Не было большого количества заболевших сотрудников. Потому что СанПиН выполняется четко. Отработали весь алгоритм, как положено. И больше оттуда тревожных сигналов нет. Двукратные тесты уже пройдены. И они без новых случаев.

Но, с точностью до наоборот всё произошло в областной психиатрической клинике! Там ситуация осложнилась в разы. Конечно, сразу горожанам стало тревожно, как и докторам. Заболевшая сотрудница, которая вместо самоизоляции занялась самолечением, заразила 74 человека.

И, я думаю, этим не ограничится. Будет под сотню. Умножаем на четыре и получаем то число, которое мы можем реально ожидать. 400 человек, как минимум, за кратчайший промежуток времени. Это человеческий фактор, грубейшее, безалаберное отношение к своим обязанностям.

И если учесть контингент, который находится в этом учреждении в замкнутом пространстве, то получаем очень неприятную ситуацию.

Ситуация обострилась в прошлую пятницу

— А если исключить вспышку в психиатрической больнице, то насколько руководству области и различным службам удаётся справляться с ситуацией?

— Если исключить эти 74 случая, то на сегодняшний день область, на мой взгляд, очень грамотно выстроила тактику ведения борьбы с этой заразой.

Если взять нашу область в сравнении с другими регионами, то мы долгое время пребывали в благоденствии, если такое позволительно говорить в отношении ситуации с коронавирусом. Мы могли и с коллегами общаться, и с друзьями, и в магазины свободно ходили. И только совсем недавно начали соблюдать дистанцию, носить с собой средства индивидуальной защиты. Начали относиться к себе бережнее.

И я уверен, что ситуацию, которая полыхнула у нас в городе, мы локализуем. Службы, конечно, все, и в особенности медицинские, сейчас в очень тяжёлом режиме работают. Обсерваторы задействованы на полную мощность.

Но, тем не менее, каждый день выписываются выздоровевшие, и отбывшие режим карантина с отрицательными тестами. И, если взять новый прирост, то, в среднем, он составляет 3-5 человек. Так было и до вспышки. То есть, взрывного всплеска нет.

— Чего не хватает областному здравоохранению, и другим службам, чтобы купировать ситуацию как можно быстрее?

— Не хватает медработников, и их будет не хватать в нужном объеме. На износ работает первичное медицинское звено, которое сейчас на передовой, скорая, вся участковая служба. Служба Роспотребнадзора сейчас в режиме нон-стоп круглосуточно работает. Пока ситуация еще не патовая. Но в областной больнице она очень обострилась с пятницы. Дополнительные 100 человек – нагрузка огромная.

Хорошо еще, что этим конкретным поступившим не требуется специальный персонал из психиатрической больницы. Они не в алкогольном психозе, и не со сложными психиатрическими диагнозами. Когда нужен индивидуальный пост и индивидуальное наблюдение.Очень надеемся, что в психиатрической клинике вспышку купируют, и мы выскочим из этой ситуации достойно.

Поспать не успевают, спасая людей

— Насколько прочна материально-техническая база областной медицины?

— Очень слабая материально-техническая база. Если взять крупные города: Вельск, Новодвинск, Котлас, Коряжма, там сильно ограниченное количество инфекционных коек, где можно оказывать помощь тяжелым больным с COVID-19.

И даже для наблюдения за контактными нет возможностей. Нужны изолированные палаты, со своим санузлом. Мы пока не готовы это обеспечить. Проблема большая. Например, сегодня люди здоровые, но на пятый день могут заболеть, и их тест покажет положительный результат. А, если они не были в изоляции, значит, заразили кого-то ещё. Вот тут можем получить не просто вспышки.

— А достаточно ли у нас инфекционных мельцеровских боксов?

— В областной больнице есть такие боксы, в областной детской тоже. Они были, но теперь их нет в седьмой городской больнице, в новодвинской.

— Средствами индивидуальной защиты мы так до сих пор и не обеспечены?

— Ситуация сложнейшая со средствами индивидуальной защиты. Поставки идут с колес.

Швейные ателье включились. Шьют и маски, и костюмы. Ведь выезд одной бригады к одному такому больному требует сразу трех костюмов. После чего комплект сразу утилизируется. Если нужно перевезти 100 больных, то костюмов потребуется 300.

Конечно, нормированный запас при обычной жизни, без пандемии, есть во всех больницах. Это строго проверяется. Но, когда маски потребовались всему населению, да еще при условии замены раз в два-три часа, то все оказались не готовы. Я уж не говорю о больницах, где уходит их огромное количество. Словом – не напасешься.

Возмутили чиновники Краснодарского края, которые заявили, что нетрудно каждому медику сшить себе бахилы. И с ними приходить на работу. Только докторам, кроме рукоделия, есть чем заняться. Они поспать порой не успевают, спасая людей.

Надеюсь, что напряженность вскоре будет снята. Китайцы нам с этим стали уже потихоньку помогать.

Даже с аппаратом ИВЛ справиться с недостаточностью тяжело

— Люди сидят дома. Положительных эмоций от этого мало. А есть ли еще какой-то плюс от этого «заточения», кроме остановки коронавируса? С медицинской точки зрения?

— Есть хорошие новости. Количество вызовов, которые поступают сегодня на службу 03, сейчас ниже, чем было в обычные дни. В пик заболеваемости гриппом и ОРВИ количество вызовов всегда кратно растет. Сейчас же люди по домам сидят. Ушли из вызовов бытовые травмы, алкогольные. Да и бабушки сидят по домам. И даже давление у многих нормализовалось.

Но возникла другая категория лиц, которые обрывают горячие линии. «Тревожные» люди беспрерывно звонят, чтобы проконсультироваться, высказать беспокойство. Специалисты грамотно их успокаивают.

— Болезнь до конца, что естественно, не изучена. Информация меняется постоянно. Есть какие-то новые сведения?

— Клиника, которая развивается у пациентов с коронавирусом на третий-пятый день от момента контакта, она, по большому счету, протекает под той же самой маской, что и обыкновенная ОРВИ. Но органы-мишени немного разные.

Вот если грипп сразу дает взрыв интоксикации, головные боли, высоченную температуру и разбитость, то с COVID-19 всё исподволь. Картина смазана. Может маскироваться и под ОРВИ, и под острое кишечное заболевание.

Но часть случаев, конечно, сразу проявляется сухим кашлем, когда инфекция моментально переходит в бронхо-легочную сферу. Орган-мишень – нижние дыхательные пути, альвеолы. И возникает такая дыхательная недостаточность, что с ней даже с аппаратом ИВЛ справиться тяжело. Это говорит о том, что газообмен настолько нарушен, что ситуация становится фатальной.

Влияет вирус и на эритроциты. А они переносят кислород от легких к органам. Страдают печень и почки. В результате ситуация полиморфная (многообразная — ред.). С которой бороться непросто.

Когда мы ещё раньше столкнулись с атипичной пневмонией, SARS и с MERS (ближневосточный респираторный синдром), мы справились быстро.Ведь у нас в области всё это тоже было. Но массового поражения, такого, как сейчас, конечно, не было.


Мнение

Заведующая амбулаторно-консультативным инфекционным отделением Архангельской областной клинической больницы Наталия Георгиевна Бровина:

– Острый респираторный дистресс-синдром чаще развивается к пятому – восьмому дню от момента инфицирования. Это с учетом скрытого периода – когда отсутствуют клинические проявления инфекции. Прогрессирование изменений в легких по данным рентгенографии, компьютерной томографии происходит в половине случаев через 24-48 часов.

Чаще всего наиболее тяжелые формы заболевания возникают у возрастных пациентов с хронической патологией: ожирением, сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями почек.

Поскольку инфекция является новой, то исследования по осложнениям не проводились, никакой доказательной базы нет.


Корь – тоже коронавирус

— Есть знакомые, переболевшие вот тогда SARS-CoV-1. Много лет прошло, а легкие так и не восстановились. Дыхание затрудненное. АSARS-CoV-1 и SARS-CoV-2 довольно близкие родственники. Что ждет выздоровевших?

— Вот возьмем грипп А, В, С, корь, которая никуда не ушла. Кстати, корь – тоже коронавирус. Так вот, что у гриппа, что у кори, что у коронавируса самое опасное – осложнения.

Процентов 40- 45 переболеют COVID-19в легкой форме. Да, с температурой, с мучительным кашлем. Но, без осложнений. 15 процентов вообще незаметно для себя это все перенесут. Будут бессимптомными вирусоносителями. Антитела у них не выработаются.

А у заболевших серьезно, развивается пневмония. И у тех, что с гриппом, и у тех что с коронавирусом. Только при гриппе на 14 день, а тут скоротечно. И при коронавирусе даже не столько пневмония, сколько тяжелый фиброз, с поражением альвеол. Когда идет замещение здоровой ткани соединительной. Так называемое «опеченение» легкого.

При гриппе, кстати, постгриппозные пневмонии дают совершенно катастрофический процент летальности. Что касается коревых пневмоний, то они просто крайне тяжелые. Не говоря уж о коревых менингитах и энцефалитах.

Человеку, одолевшему сложнейшую пневмонию, вставшему после аппарата ИВЛ и экстракорпоральной мембранной оксигенации, уже повезло. Только надеяться на стопроцентное здоровье тут не приходится. Организм сильно пострадал. Часть легкого просто выключается из нормальной работы. И, скорее всего, будет хроническая обструктивная болезнь легкого – ХОБЛ. С ней придётся жить. И любое респираторное заболевание будет отзываться для них тяжелыми симптомами.

Но это ждет не всех, конечно. Всё зависит от реабилитации. Да и организм у каждого свой. Молодые, конечно, восстановятся быстрее и лучше. А возрастным будет гораздо тяжелее.

— Поэтому, надо беречься. Не зря же постоянно призывают к этому доктора.

— Конечно, только самодисциплина тут и спасёт. И соблюдение всех простых и банальных правил профилактики.

Старинный закон – доктор, подходя к постели больного, должен быть сыт

— Прочла на сайте САФУ, что кроме теплого питья, которое не любит коронавирус, вы рекомендовали еще жевать мятные таблетки или жвачку, потому что в их состав входит глюконат калия и глюконат цинка, которые благоприятно сказываются надезинфицирующих свойствах слюны.

Удивили. Но это вы еще в марте советовали. А что еще порекомендуете сейчас в качестве мер профилактики?

— Получил эту информацию от одного американского врача. Он рассказывал о таблетках, в состав которых входит глюконат цинка. Оказалось, что именно они очень хорошо санируют ротовую полость. И подавляют воздействие респираторной инфекции. Механизм простой. Вырабатывается больше слюны. Лизоцимы (антибактериальный агент, фермент, разрушающий клеточные стенки бактерий) работают активнее. И вирусы смываются быстрее.

— Может, докторам, которые постоянно в рассаднике, выдавать эти таблетки, для профилактики?

— Для медиков существует иной старинный закон – доктор, подходя к постели больного, должен быть сыт. Тогда у него включаются все защитные силы организма. Все гуморальные факторы включены в работу. Так и противостоим инфекциям.

— То есть, нельзя голодать. Голодного вирус одолеет быстрее?

— Совершенно верно. Голод здесь – враг. В течение рабочего дня должны быть хоть небольшие перекусы. Чашка чая или кофе с шоколадом, печеньем. И полноценный обед тоже.

Виски и ром с колой — тоже неплохо

— В Израиле населению постоянно напоминают, что надо, как выдалась свободная минутка, пить теплый чай или воду с лимоном. Объясняя это тем, что попавшие в желудок вирусы надо глушить, дабы те не распространялись по организму. А теплое питье с лимоном действует на вирус смертельно. Как вам этот рецепт?

— Да. Теплое питье – это хорошо. Вирус… он не любит теплого. И с лимоном — самое то. Ни в коем случае холодное не надо пить.

Я тут недавно вызвал сильный интерес у своих коллег, когда посоветовал им пить колу и есть чипсы. Они посмотрели на меня внимательно. В этом напитке есть ортофосфорная кислота. Ключевое слово здесь – кислота. А еще ведь ещё наши педагоги при лечении кишечных инфекций применяли соляную кислоту с пепсином. Это налаживало нормальную секреторную функцию желудочно-кишечного тракта, где вырабатывается в достаточном количестве соляная кислота. И любой враждебный агент, который попадал в желудок, погибал. Вот и кола действует примерно так же.

Кстати, виски или ром с колой – тоже неплохо. Нормальная санация. Если без фанатизма¸ конечно. Не литрами. А небольшой коктейльчик.

— А почему чипсы?

— Чипсы соленые. Вызывают желание больше пить. Но это все нюансы, работающие в совокупности. Плюсом к проветриваниям, ультрафиолету, влажным уборкам, маскам и чистоте рук.

Система Семашко дала бы фору

— Может ли изменить ситуацию достаточное количество тестов и поголовное тестирование?

— Может. Возьмем пример Германии. Практически стопроцентное тестирование населения. Раннее выявление, изоляция и сортировка больных по тяжести состояния. В результате количество заболевших такое же, как и у всех. Количество смертей в разы меньше. Мало того, они еще забирают больных из Италии и Франции.

Ну, Германия – это вообще разговор отдельный. Материально-техническая база не разорённая. Больницы, которые были в так называемой системе ожидания. И койки инфекционные никогда не сокращались (во многих странах, кстати, тоже). Да и количество коек в Германии в разы больше, чем в других странах. Вооруженность врачей тоже мощная.  Вот это и называется — золотой стандарт. И система сработала.

— А наша сегодняшняя система просела?

— Меры, которые предприняло правительство в существующих условиях – правильные. Хотя, я бы был более радикален. Но это… все мы задним умом крепки. Голикова молодец, что сразу захлопнула сообщение с Китаем. Мишустин вовремя закрыл остальные границы. Чуть пораньше бы еще.

Но по нам, как и по Америке, оптимизация прокатилась. Если взять лишь нашу область. В больнице №7 и в Новодвинской инфекционные корпуса закрыты. Военного госпиталя, с выстроенной инфраструктурой нет. Остался только Центр инфекционных болезней в Архангельске и в областной детской три этажа инфекционных.

Вот она, оптимизация, и аукнулась. Она ведь ни к чему хорошему не приводит, а когда уж беда подкрадётся, тут и совсем худо.

Кстати, наша система Семашко, та, советская, о которой мы сейчас вспоминаем, она бы точно с эпидемией справилась быстрее. И такого количества заболевших и умерших не было бы.

Момент истины грянул

— Оптимизация и кадровую систему медицины очень сильно подкосила.

— Да. И ведь сейчас дело даже не в уровне зарплаты. Она не огромная, но она стабилизировалась. Но ведь кратно возросла интенсивность труда. И получается невыносимый загруз. И, еще раз повторюсь, крайне изношена материально-техническая база. Ведь по программе модернизации более или менее вооружились только крупные стационары. Первичное-то звено всё равно осталось в стороне.

Но ведь самая основная работа – это не высокотехнологичная помощь. А именно то самое первичное звено: ФАПы, поликлиники. И звено это просто провалилось. Все бюджетные деньги уходят на зарплату, а на оснащение – средств нет. Амортизация оборудования запредельная. Ремонт капитальный не вытянуть. Но ведь… сколько веревочке не виться, конец всё равно будет. И вот момент истины грянул. Проблемы, о которых твердили доктора, всплыли и показались во всей красе.

Медицину превратили в сферу услуг, в отрасль производства. Тем самым уступили дорогу частнику, в ущерб государственной бесплатной медицине. Но на передовой сейчас именно госучреждения. И только они.

Уровень здоровья всегда и везде был индикатором благополучия государства. И теперь министр Мурашко говорит, что надо бы задуматься о новой системе и модернизации здравоохранения страны. Вот уж поистине — не было бы счастья, да несчастье помогло.

— Ваши прогнозы относительно эпидемии.

— Думаю, что ситуацию мы переломим. Эта неделя самая тяжелая будет и еще следующая. И у нас в Архангельской губернии, и в России. Если на следующей неделе мы встанем на тот же уровень прироста заболевших, что и на нынешней, то можно с оптимизмом смотреть в будущее.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: