Ирина Кю Деффо: «Архангельску поставила бы двойку с плюсом»

Дарина Ишкова, Мария Карачёва

Совсем недавно «Северные новости» писали об архангельской непроходимости, малодоступности города для инвалидов. Сегодня мы продолжаем эту тему.

Наш разговор с Ириной Юрьевной Кю Деффо, ведущим экспертом САФУ, заместителем председателя Архангельской областной организации Всероссийского общества инвалидов, экспертом по доступной среде СДС ВОИ (система добровольной сертификации Всероссийского общества инвалидов).

Им проще штраф заплатить, чем пандус сделать

— Ирина, Юрьевна, насколько Архангельск, по вашим оценкам, доступен для людей с инвалидностью?

— В целом, я бы поставила «2 +» или «3 -» по пятибалльной шкале. Но есть ряд учреждений, которые следят за своей доступностью, в основном это государственные учреждения. Например, Фонд социального страхования Архангельской области, Сбербанк — многие офисы Сбербанка уже имеют нужное оборудование. Также МФЦ (многофункциональные центры). Они оборудуют доступную среду в соответствии с нашими рекомендациями. Сейчас мы паспортизировали 20 объектов по городу и области. Осталось ещё 10.

Частные организации, в большинстве своем, для людей с инвалидностью не оборудованы. Штраф, конечно, за это предусматривается (30-50 тысяч рублей), но им легче его заплатить, чем оборудовать помещение. Хороший пандус, на бетонной основе, стоит сотни тысяч рублей. Мы ищем разумные способы адаптации и приспособления социальных объектов, в том числе и в частном предпринимательском секторе. Положительный опыт уже есть.

— По тротуарам города часто здоровому не пройти. А уж на коляске или с костылями точно не пробраться. Приходится выдвигаться прямо на проезжую часть. Это опасно. Проблему эту как-то можно решить?

Вариантов тут два. Если речь идет о зимнем бездорожье и отвратительной очистке от снега дворов и тротуаров — это вопросы к управляющим компаниям, или к учреждениям, в ведении которых находится территория.
Если мы говорим о качестве непроходимого дорожного покрытия, то это дело городских дорожных служб. Здесь инициаторами могут выступить как сами организации и учреждения, так и жильцы жилых домов. Что касается стимулирования городских служб к действию, инициаторами могут стать и люди с инвалидностью. На сегодня самый действенный способ — обращение с заявлением в прокуратуру на нарушение права инвалида на свободное передвижение и самостоятельное получение социальной услуги.

— Общественный транспорт в нашем городе для инвалидов мало пригоден.

— Не так давно появились такие зелененькие автобусы – «Мазы», один автобус стоит семь млн рублей. Они минимально приспособлены для людей с инвалидностью.

Участвовала в приемке этих автобусов, и у меня возникла масса замечаний. Там может, к примеру, проехать один человек с инвалидностью и его сопровождающий. А если двое? Трое? Поручни сверху очень высокие, петли совершенно неудобные.

На месте, где ставится коляска, нет ремней крепления. Человеку приходится держаться за поручни. А если у человека плохо работают руки? Эти места очень любят занимать пассажиры, особенно в час пик. Приходится теснить, просить, чтобы отошли. Это очень неловко.

Есть на входной площадке подъемная аппарель, которую поднимают, отгибают и опускают на поребрик или на проезжую часть. Они должны использоваться в случае необходимости. Вся проблема в водителях. Они должны выйти и опустить эту аппарель, помочь выехать человеку и оставить его в безопасном месте, не на проезжей части.

Либо ты врезаешься в сугроб, либо встаешь в лужу

— Остановки у нас тоже совсем не оборудованы…

— Да… остановки. Разве они чистятся? Разве там нет луж и грязи? Получается в итоге, что, либо ты врезаешься в сугроб, либо встаешь в лужу. И никто не хочет тебе руку подать. А если никто не встречает?

К тому же, у остановок бывает очень высокий фундамент, бывает, что до остановки автобус не доезжает, высаживает пассажиров не у поребрика, а на проезжей части.

Случается, что автобусы проезжают мимо, не останавливаясь, при виде пассажира с инвалидностью. Мы боремся с этим, проводим семинары для водителей и кондукторов. Они говорят, что у них расписание жесткое, график, им не до того. Разговаривали и с начальниками. Те убеждают, что готовы помогать.

— А если у человека с инвалидностью есть собственный автомобиль, существуют ли для него какие-то преференции?

— У каждого учреждения есть стоянки для автомобилей. И на каждой должны быть места для инвалидного транспорта. Но на эти места любят ставить машины обычные люди. За это предусмотрен штраф — 5000 рублей. Занимать это место нельзя. Только у нас никто этого понимать не хочет. Конечно, ГИБДД рейды проводит, проверяет, но это не работает, дурные привычки наших автовладельцев штрафами не искоренить.

А еще есть специальный знак «Человек на коляске» желтого или голубого цвета. Он означает, что человека с инвалидностью можно сажать в транспорт и высаживать даже там, где запрещено. Об этом не все знают. Со знаком должна быть предъявлена справка о том, что человек является инвалидом. Эти знаки выдаются медико-социальной экспертизой, которая определяет группу инвалидности.

«Социальное такси» есть, но машина всего одна

— Существует программа «Социальное такси», которая выделяет транспорт для людей с инвалидностью. Как ей воспользоваться?

— Это специализированная машина, автобусного типа, оборудованная подъемным механизмом. Человек въезжает туда, ремнями коляска закрепляется, и он едет. Как бы хорошо это не звучало, но проблем с такси куча: во-первых, машина всего одна; во-вторых, на ее услуги огромная очередь; в-третьих, это просто неудобно, если человек не на коляске; в-четвертых, им можно воспользоваться один раз в месяц; в-пятых, ты можешь поехать только в социальное учреждение (больница, аптека, протезное предприятие и т.д.).

Машину можно вызвать по заявке, которые расписаны на месяц вперед. «Социальное такси» принадлежит Архангельскому КЦСО. Есть еще несколько таких машин, в нескольких районах области.

— Если кто-то хочет помочь людям с инвалидностью, то куда можно обратиться?

— В Волонтерский центр САФУ, в Комплексный центр социального обслуживания. Там вам всё подскажут, люди, испытывающие проблемы со здоровьем, рады любой помощи.

— Какие бесплатные услуги может получить человек с инвалидностью?

— Их достаточно много. Есть возможность через мэрию, в отделе семьи и опеки, получить, например, бесплатные парикмахерские услуги. Мастер может прийти к вам домой. Также устраиваются бесплатные концерты на дни инвалида и пожилого человека.

Только несколько школ в городе могут учить детей с инвалидностью

— В учреждение культуры тоже надо еще попасть.

— Культурные учреждения стараются что-то делать с доступностью своих объектов. У нас была недавно целая программа с краеведческим музеем, с Малыми Карелами, с органным залом Поморской филармонии.

В Министерстве культуры Архангельской области есть программа, они объявляют конкурс, и учреждения культуры готовят проекты, подают заявки на работы по «доступности». Через этот конкурс и распределяются деньги.

Средства выделяются так: если муниципальные образования, регионы сами дают деньги на обустройство доступности, то к этим деньгам добавляются еще и федеральные. Получается консолидированный бюджет. Но какие-то работы делаются исключительно за счет местного бюджета или за счет денег самого учреждения.

— А как быть с образовательными учреждениями? Что делать, если нет оборудования?

— Детские сады сейчас стремятся к получению финансирования, что очень сложно из-за отсутствия паспортов. Поэтому к нам поступают заявки от этих учреждений на обследование и паспортизацию. Есть специализированные садики, есть коррекционные. Там с доступностью лучше, но обычные детские сады тоже готовы проводить подобные работы, были бы деньги…

Только несколько школ в Архангельске готовы к принятию и полноценному обучению детей с инвалидностью. Инклюзивных школ у нас немного: № 8, № 5, детский реабилитационный центр О.К. Богдановой.

Для тех, кто учится в обычной школе, нужно сделать все необходимое, чтобы не было препятствий для обучения. Если такой ребенок уже учится, а оборудования нет — это нарушение. Чтобы исправить положение, руководству школы следует принять участие в программе «Доступная среда». Тем более, что сфера образования и спорта в числе приоритетных по части финансирования.

Кто контролирует доступность?

— Есть ли надежда на «пятерку» по доступности?

— Надо ведь не только архитектурную доступность создать. Надо, чтобы люди научились этим пользоваться, знали и понимали, как это сделать правильно. Мало пандусы поставить, надо специалистов научить. Поэтому мы ездим по всей области, учим, семинары проводим. Мы рады, что наш опыт и знания востребованы, а, значит, должно наступить то время, когда наш любимый город станет доступным.

— А кто контролирует обеспечение доступности городов для людей с инвалидностью?

— С 2011 года в России и в Архангельской области реализуется программа «Доступная среда», которая продлена до 2020 года. По-видимому, она будет продлена и далее, потому что работы еще очень много. Реализует программу Министерство труда, занятости и социального развития. В министерстве есть официальное подразделение: отдел по делам ветеранов и инвалидов, который занимается этими вопросами, в том числе и вопросом доступной среды.

Большую помощь оказывают общественные организации, которые помогают увидеть очевидные барьеры и показать пути их устранения. ВОИ, кстати уже несколько лет готовит экспертов по доступной среде. Они оценивают доступность города и дают свои рекомендации. Эксперты сертифицированные, прошедшие обучение в Москве.

Делаем паспорт доступности каждой организации, учреждения. Повторяю, каждой. На основании этого паспорта организация может претендовать на финансирование для адаптации своего помещения. И эти деньги — целевые. Использовать их можно только на доступную среду. Менять окно или ремонтировать крышу на них нельзя.

— И какие же организации представляют интересы инвалидов в Архангельской области?

— Наша организация Всероссийского общества инвалидов занимается проблемами инвалидов по всей области. На учете более четырех тысяч человек. Почти в каждом районе свои первичные организации. Кроме того, в городе есть отделения Всероссийского общества глухих, Всероссийского общества слепых, есть организации родителей детей-инвалидов, такие как «Благодея», «АРГИМОЗ» и так далее. В общем, организаций около 25.

Существует координирующий центр Союз общественных объединений инвалидов, руководит которым Николай Александрович Мякшин. А еще у нас есть несколько экспертов, занимающихся оценкой доступности в Архангельске, Северодвинске, Котласе. То есть, потихоньку мы расширяемся, но и работы становится больше.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: