Малому лесному бизнесу в Архангельской области готовят каюк – Северные Новости

18+

.

Малому лесному бизнесу в Архангельской области готовят каюк

Малому лесному бизнесу в Архангельской области готовят каюк

Разговоры о взаимоотношениях лесного малого, крупного бизнеса и власти последние лет тридцать в Архангельской области ведутся постоянно. Принимаются законы, которые вызывают очередные вопросы. В законы вносятся изменения, по которым разворачиваются бесполезные дискуссии. И возникает ощущение, что все эти разговоры ведутся впустую. Руки опускаются. А, может, кому-то это и надо?

Везде в районах мы сталкиваемся с проблемами

На словах и в принимаемых постановлениях у нас зачастую всё гладко: надо помогать малому бизнесу, оказывать поддержку. Да и представители региональной власти, судя по заявлениям в прессе и на совещаниях, всегда за некрупных предпринимателей горой стоят. Вот даже, тогда ещё врио губернатора, Александр Цыбульский в августе прошлого года на встрече с представителями лесного бизнеса на 25-м лесозаводе весьма критически отнёсся к бравурным речам «приоритетного инвестора» и его «бригадиров».

— Самое главное, что меня волнует, практически везде в районах, куда я приезжал, и где ведется лесозаготовка, мы сталкиваемся с проблемами малых и средних предпринимателей, которые крайне недовольны сегодня существующими правилами приоритетных инвестпроектов при распределении лесосеки.

Я хочу услышать ваше мнение, вашу точку зрения, как профессионалов, людей с мест, которые там работают, насколько эта система является совершенной, и как вы видите взаимодействие с малым и средним предпринимательством. Для многих сёл, небольших населенных пунктов эти предприниматели — основные работодатели и оказывают там социальную поддержку.

То есть уже тогда у Александра Витальевича понимание проблемы намечалось. Но прошло полгода, и в Архангельском областном собрании собираются обсуждать поправки к областному закону «О реализации органами государственной власти Архангельской области государственных полномочий в сфере лесных отношений», касающиеся «муниципальной лесосеки».

Напомним, что с большим скрипом эти поправки были приняты два года назад в первом чтении. Принимались с условием, что авторы инициативы опросят участников рынка, проведут мониторинг, просчитают последствия. Возможно, всё обещанное и было сделано. Однако нам об этом ничего не известно.

Вопрос «муниципальной лесосеки» неоднократно ставился, а затем снимался с обсуждения в рабочих группах и комитетах. Но вот депутатская фракция большинства в АОСД снова собирается выносить его на обсуждение с тем, чтобы подготовить к принятию на сессии.

Суть поправок, если коротко, как следует из Пояснительной записки за подписью депутата Александра Дятлова и замоблпрокурора Сергея Акулича, — под благовидным предлогом бесперебойного обеспечения населения и муниципальных учреждений древесиной и дровами передать «муниципальную лесосеку» в ведение крупных лесозаготовительных компаний. А теперь давайте разберемся, что за этим стоит, кому это выгодно, и что мы получим в результате.

Жизнь надо мерить человеческими категориями

Чтобы не быть голословными, мы приводим мнения представителей малого лесного бизнеса из разных районов Архангельской области. Примечательно, что все как один, они просили не называть свои имена. Но понять людей можно. За ними стоят их сотрудники, их семьи.

Как считают лесники из глубинки, жизнь надо мерить другими, человеческими, категориями. Старушку из глухой деревни на кладбище не Илим с Титаном отвезут, а индивидуальный предприниматель, который в этой деревне работает. Да, малому бизнесу не нужны комплексы, бреющие лес как газонокосилкой. Ему и миллионные объемы лесосеки не нужны. Достаточно и 1000 кубов в месяц. Зато они их распилят, высушат, отходы переработают на топливо, участок приберут. И люди будут знать, что леса этого, вокруг их населенного пункта, им хватит до конца жизни, и детям, и внукам останется.

Надо же УЛК где-то отходы сжигать

— Почему у нас в районах предпринимательством занимаются те, кому 45 лет и старше, а молодых никого практически нет? И они в дело никогда не полезут. Потому что видят, как мы бьемся, и смотрят на нас как на идиотов. Да и самим уже тошно. Предел приходит, — делится наболевшим предприниматель из Виноградовского района.

— Конечно, малое предприятие отчисляет в бюджет не сотни миллионов, да и социальная нагрузка наша не так велика. Подумаешь, полоскалку для сельчан построили. Не самую же крупную в Европе котельную на биотопливе! – слышится горькая ирония в голосе. — Хотя, если честно, не понимаю, зачем поселку Октябрьский, где живут пять тысяч человек, самая крупная котельная в Европе. С другой стороны, при таких объемах лесозаготовки, надо же УЛК где-то мусор сжигать.

— Работало наше предприятие в три смены. Платили мы налогов порядка семи миллионов рублей. Сейчас работаем вполсилы и платим три миллиона. Кому от этого стало лучше? – задает риторический вопрос наш собеседник, — Работало 150 человек, сейчас — 50. Доска, что ли, никому не нужна? Нет, готовы брать. Но доступ в леса для малого и среднего бизнеса все уменьшают и уменьшают.

Лесной кодекс сделан под крупный бизнес

Как считают многие специалисты, работающие в отрасли, Лесной кодекс был сделан под крупный бизнес. Все преимущества ему дают инвестпроекты на сотни миллионов рублей. Крупные компании меняют один лесоперерабатывающий комплекс на другой, и его стоимость уже дает им право считаться солидным инвестором.

А откуда такие деньги у небольших предприятий? Малые тоже машины меняют, станки… Но никто не считает это инвестициями и не дает льготный лес за 50 процентов. Идите на аукцион!

       Кто из нас олигарх после этого?

Взял я участок в аренду на аукционе. 500 рублей. На корню. Аренда! А Илиму, Титану, УЛК – как приоритетным инвесторам — в пределах 50 рублей за кубометр. Нормальная конкуренция? И кто из нас олигарх после этого?

Ни о каком рачительном лесопользовании речи нет

По мнению одного из лесозаготовителей из Онежского района, после принятия поправок в областной закон, вся лесосека перейдёт фактически в частные руки. И руки эти — крупных компаний.

— Если на муниципалитеты ещё как-то можно повлиять, то вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов у нас весьма проблематично.

А ещё парадокс в том, что на муниципальных делянках рубят всё подряд, и вся древесина идёт в топку — и сорная, и деловая. Продать же деловую древесину, пустить её на какие-то другие нужды, невозможно. Подсудное дело. Закон так написан. А мы всё о рачительном лесопользовании который год речи ведём.

Участки для поселений от поселений этих сплошь и рядом находятся на значительном удалении, мало того, заготовленный лес часто нужно переправлять через реки, чтобы доставить к котельным.

Реальная картина далека от теоретической

Прозвучала ещё одна интересная информация. Как стало известно «Северным новостям» из собственных источников, лесоустройство во многих районах области не проводилось аж с 1984 года. И реальная картина состояния лесного фонда крайне далека от теоретической. Зачастую, выделенные приоритетным инвесторам участки леса оказываются пустыми. Потому, мол, и ищет правительство варианты, как компенсировать крупным налогоплательщикам их потери.


Прямая речь

Чтобы рубка шла и не кончалась

— Бардак полный у нас в лесах происходит, — считает ещё один наш источник, специалист лесного хозяйства с большим стажем работы. — Лес растет долго, мы это прекрасно знаем, как знаем и то, что большим компаниям нужны большие прибыли и доходы. Это тоже всем известно. Но лес не морковка, он быстро расти не может. Хоть и говорят, что срок спелого дерева 100 лет, но у нас на севере лес за 100 лет не вырастает. Он растет намного дольше. А на тех участках, где рубили издавна, так ничего и не выросло.

Когда-то в лесхозах имелись свободные участки, которые были закреплены за муниципальными образованиями — для бюджетной сферы, для населения, для сельхозпроизводителей… Но те делянки сегодня разыгрываются на аукционах, отдаются холдингам как приоритетным инвесторам. Повсеместно происходит ущемление интересов как местного населения, так и предпринимателей, занимающихся заготовкой леса для муниципальных нужд.

А холдинги работают жёстко. Им нужно каждый день, чтобы было 1000 кубов. Лес подходит к концу, а рубить большим крупным предприятиям что-то нужно. Лесоустройства уже 30 лет, как не было, и сегодня, при выделении участков, отталкиваются от того, какой была расчётная лесосека в 1984 году. Они туда приходят, а там леса-то и нет.

Расчетная лесосека у компании есть, к примеру, 800 тысяч кубов, её нужно осваивать. Так вынь да положь! Вот и получается, что вместо того, чтобы навести порядок и восстановить актуальную картину состояния дел в лесах области, власти продолжают искать лазейки, чтобы обеспечить интересы крупных компаний. Чтобы рубка шла и не кончалось.

Введение новых лесных кодексов стало причиной нарушения ведения лесного хозяйства. Утверждение, что хозяин в лесу должен быть один — заготовитель, нанесло огромный вред лесным богатствам страны. Лесозаготовитель, к сожалению, преследует свои сиюминутные цели извлечения прибыли, и всё остальное его мало интересует.


Говорят лесники

Подгребают нас всех под себя

Предприниматель, Коношский район:

— Ездят лесовозы, только дороги портят. Подгребают потихонечку нас всех под себя. А у нас и денег нету, и лесу нету. Сидим без лесу уже несколько месяцев. А люди ведь кушать хотят, семьи у всех. Куда нам деваться? У кого самосвал есть, песок возит. Кто-то леса займёт, пока люди верят, под честное слово, пилит… А нам бы 20-25 тысяч кубов выделяли, и было бы очень хорошо, прекрасно даже. С учётом наших мощностей, мы бы вполне такой объём могли освоить.

Доска всем нужна

Предприниматель, Вельский район:

— Вблизи населённых пунктов всегда работали леспромхозы. Объёмы вырубки были огого какие. И сегодня малый и средний бизнес, который ещё теплится в деревнях и посёлках, подбирает за ними оставшиеся крохи. Подбирают всё. Что идёт на доску, что — на дрова, а что — на отопление в котельные.

Летом архангельские деревни наполняются людьми. Приезжают к родне  дети и внуки. Приезжают в купленные дачи москвичи и петербуржцы. Доска всем нужна. И куда им идти за ней в деревне? Только к местным предпринимателям, если на счастье поселения таковые ещё там остались. И все им очень благодарны. Они платят деньги, им привозят материалы. Все довольны.

Предпринимателю тоже хорошо, живые деньги получить, потому как расчёты с крупными заказчиками, теми же ДОКами или местными властями, бывает, затягиваются.

С «Титаном» сельскому предпринимателю тягаться трудно

Предприниматель, Виноградовский район:

— Все эти вопросы годами задаются правительству области. Но меняются министры, правительства, губернаторы, а вопросы остаются без ответа. На словах все, вроде, поддерживают, говорят о бережном отношении к малому бизнесу. А на деле лес уходит в сторону крупного. А с «Титаном», «Илимом» или УЛК сельскому предпринимателю тягаться трудно. Тут-то и нужна поддержка власти. Если, конечно, она действительно хочет сохранить лесной малый бизнес в районах области, а не обеспечить дополнительные преференции и сверхприбыли владельцам и акционерам «монстров» ЛПК.

Нам с ними не договориться

Глава поселения, Коношский район:

— Мы со своими предпринимателями, в рамках действующего законодательства, работаем давно и достаточно успешно. Снабжение населения дровами и пиломатериалами, ежегодная подготовка учебных и лечебных учреждений к отопительному сезону и новому учебному году.

Если крупный (бизнес) к нам придёт, с ним нам будет не договориться. Покупать у них лес мы не сможем, если у администрации денег нет, чем мы платить будем? А будут ли они нам его давать в виде благотворительности, тоже неизвестно. А пилить кругляк кто будет? Развозить? Если честно, мы только за счёт них ( местных предпринимателей) и выживаем.

Пользы больше, чем от торговли

Предприниматель, Онежский район:

— Отберут у местных предпринимателей лесосеку, передадут её «крупняку», и наше поселение вообще помрёт. Две пилорамы пока ещё работают, поскольку постольку. И мы не хвастаемся, но помощь деревне идёт вся от нас. Мы и с администрацией работаем. Для своей деревни мы, своего рода, градообразующие предприятия. Глава с утра звонит, ребята, помогите там, помогите тут. Собираемся, едем… Дороги чистим. От лесного-то бизнеса деревне гораздо больше пользы, чем от торговли, я думаю.

Сказали спасибо и чаем напоили

Предприниматель, Коношский район:

— Нам без разницы, кто будет главой, какая партия, какие депутаты… Мы работаем с людьми, с населением, а не с главой. Я помогаю людям, не главе, не губернатору. Только наш, свой, глава тоже здесь работает, и мы всегда найдём общий язык. Отремонтировали здание начальной школы — полы, потолки перебрали, мосты построили в деревне. Из детсада звонят — помоги, у нас пол проваливается… Начали с пола, им захотелось стены гипсокартоном выровнять. Ну, давайте, сделаем. Наши же дети и внуки туда ходят. Что, мне кто-то заплатит за это?! Спасибо сказали. Пожалуйста. Чаем напоите? Напоили, и всё.

Нет работы, и деревня умирает очень быстро

Бывший предприниматель, Верхнетоемский район:

— Где ещё сохраняются такие предприятия, и жизнь продолжается. А проедете по области и увидите, сколько деревень, где она уже еле теплится, а где и загнулась окончательно. Нет работы, закрывается школа, ФАП и деревня умирает очень быстро. Закрылись леспромхозы, и посёлки заброшенные стоят. Там страшно.

Стучим, стучим наверх, но им хоть кол на голове теши. И не знаем, что дальше делать. Столько поселений, где пока работают люди, и они живут, свадьбы играют, детей рожают. Как отсекут, и всё… Мы переживаем. Это же наша жизнь. Не услышат нас здесь, будем в Москву пробиваться. А как?

У них денег мешок

Предприниматель, Ленский район:

— От них (крупных компаний) ни налогов в район, ничего… Они приехали, своё взяли, дороги нарушили — всё! И нигде их не найти, не спросить. А со своих-то, местных, всегда спросить можно. Накосячили, поломали, глава надавил немножко по своим связям, так приехали, всё исправили. А с теми нам ничего не сделать. У них денег мешок! Если б хоть из этого мешочка давали немного, так ведь с большим трудом.

Дальше — больше. Уже ходят разговоры не о долгосрочной аренде, а о приобретении лесов в частную собственность. Тогда нам вообще будет каюк.


А в это время…

Пока некоторые депутаты и представители власти беспокоятся за население и муниципальные учреждения, что мол, «муниципальная лесосека» может попасть не в те руки, если не принять предлагаемые поправки, муниципальные образования в соответствии с действующим законодательством спокойно проводят конкурсы. Вот и в Мезенском районе в середине февраля определились с поставщиками дров. Все победители местные, мезенские. Из Москвы, Сибири или Дальнего Востока никто не заявился.


Комментарии

«Северные новости» обратились за комментарием в пресс-службу губернатора Архангельской области и к депутатам АОСД. Из правительства ответ пока не пришёл. Депутаты откликнулись.

А в чьих интересах работает областная прокуратура?

Леонид Таскаев, член комитета Архангельского областного Собрания депутатов по жилищной политике и коммунальному хозяйству:

— Внесенным законопроектом предлагается, по сути, поставить всех жителей Архангельской области, имеющих право на заготовку древесины для собственных нужд, а также субъекты малого и среднего предпринимательства, участвующие в заготовке древесины для государственных и муниципальных нужд, в одинаковые условия с лесозаготовителями-гигантами.

Пояснительная записка этого законопроекта, как под копирку, списана с того, которым муниципальная лесосека, опять-таки, передавалась крупным лесозаготовителям. Создалось впечатление, что прокуроры не знакомы с понятием целевого назначения и почему-то приводят, как оправдание своей затеи, механизм, по которому работают основные участники лесного рынка, а закон им нужен только для того, чтобы деловую хвойную древесину не переводили в дрова. Видимо, им выгоднее, когда она уходит на экспорт, а население области вынуждено покупать собственный лес по экспортной же цене.

Более того, совершенно не понятна приведенная в записке статистика, свидетельствующая о злоупотреблениях по договорам купли-продажи, доходящих до 100% случаев в некоторых районах Архангельской области. Если целевой лес расходуется нецелевым образом, то почему это не ложится в материалы уголовных дел, а становится таким вот законопроектом? Неужели проще что-то отнять, но у всех, чем посадить, но единицы?

Не хочу лишать земляков последней работы

Эдуард Володенков, депутат Архангельского областного Собрания депутатов от Онежского и Приморского районов, хоть и находится сейчас в больнице, в «красной зоне» ковидного отделения, на наш звонок откликнулся:

—         Два года назад, когда поправки к закону принимались в первом чтении, они уже вызывали вопросы. И нам, депутатам, инициаторами законопроекта было обещано, что ко второму чтению будет проведен ряд мероприятий — мониторинг, круглые столы, опросы мнения, расчёты и тому подобное, чтобы  вопросы эти снять. Но ничего подобного сделано не было.

В то же время, как мне известно, в лесах Онежского района вот уже несколько лет лежат несколько тысяч кубометров так и не вывезенного леса, заготовленного предприятиями компании «Сегежа Групп». Если они не справляются с обработкой выделенных им участков сейчас, то где гарантия, что будут обеспечивать социальный запрос населения после принятия этих поправок?

Есть проблемы с освоением расчётной лесосеки и у других крупных компаний.

На встречах с населением, которые я провожу регулярно, люди также высказывают недовольство изменением отношений к «муниципальной лесосеке». Местные лесники опасаются, что вместе с передачей её в ведение крупных компаний, многие предприниматели в деревнях будут вынуждены свернуть свой бизнес. Чем это грозит поселениям, мы можем себе представить.

И мне совершенно непонятно, если действующий закон работает, то зачем его менять? Или в свете грядущих выборов некоторые деятели решили заручиться поддержкой крупных лесных компаний? Продемонстрировать свою лояльность? Не слишком ли высока цена получается?

Я буду голосовать против принятия закона во втором чтении, так как не хочу лишать своих земляков последней работы и ввергать их семьи в тотальную нищету. Тем более, областная власть не выполнила ни одного обещания по решению данного вопроса в пользу малого и среднего предпринимательства. Такое впечатление, что власть работает не для населения региона, а занимается декларациями и любой ценой старается обмануть людей.

Поддержать проект

Уважаемые читатели! Вы можете оказать финансовую поддержку авторам «Северных Новостей» простым перечислением любой суммы на ваше усмотрение. Деньги пойдут на поддержку сайта (домен и хостинг), а также на гонорары авторам. Кроме того, если вы хотите поддержать автора конкретной публикации, вместе с переводом пришлите заголовок статьи в форме ниже. Обратите внимание, в форме вы можете написать комментарий, а также изменить сумму доната на любую другую.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: