Обыкновенная история семьи архангельского лесопромышленника

Музей истории Северного Арктического федерального университета открыл выставку. Обычное дело — выставка. Обычная история. История человека, которого угораздило родиться на рубеже веков, на стыке эпох. Александр Алипиевич Плюснин.

Он родился в один год с Владимиром Ульяновым. Пошёл не в политику, а в бизнес. Лесоторговец. Владелец заводов, пароходов. После революции — советский работник внешней торговли. Потом Соловки. Лагерь. Расстрел.

Семью выпустили, главу оставили

Для Архангельска Александр Алипиевич Плюснин – фигура знаковая. Успешный, фундаментальный лесопромышленник, известный в английских и норвежских кругах. Он имел акции и вложения в акционерном обществе «Канатъ», специализирующемся на пеньково-прядильном и канатном производстве, в «Северо-океанском обществе пароходства и торговли».

Многодетный отец — к его 47 годам в семье Плюсниных было 11 детей. Он прекрасно понимал, чем грозит грянувшая революция. Ему удалось отправить всех в Норвегию: детей, младшему сыну тогда было всего два месяца, а старшей дочери – за двадцать, жену, бабушку и няню. Сам со старшим сыном остался заложником. Спустя 10 лет часть семьи переехала в Бельгию.

В первые годы после переворота, советской власти нужны были грамотные специалисты. Плюснина привлекали к продаже экспортной древесины в организациях «Северолес» и «Лесоэкспорт».

Когда стал не нужен, арестовали и отправили на Соловки. Потомки Александра Алипиевича до сих пор не знают, сколько времени он находился в лагере, прежде чем был расстрелян. В 1930 году.

В архиве первое издание «Мойдодыра»

Доцент кафедры отечественной истории САФУ Татьяна Тетеревлёва несколько лет занималась исследованием архива семьи Плюсниных. Сентябрь 2018 года стал для историка событием — внучки Александра Алимпиевича Ксения, Ольга и Елена Крыловы привезли из Бельгии семейные документы. Среди них вдруг оказалась коллекция газет и журналов 1920-х годов: «Советский экран», «Красная Нива», «Огонёк», первое издание «Мойдодыра» Корнея Чуковского 1923 года с иллюстрациями Юрия Анненкова.

Оказывается, Плюснин посылал своим детям советскую прессу, а его жена, Ксения Григорьевна, пытаясь узнать о судьбе мужа, покупала и сохраняла эмигрантские газеты. В серии выпусков газеты «Сегодня» были опубликованы воспоминания успешного беглеца из СЛОНа* Созерко Артагоновича Мальсагова. В журнале «Красная Нива» в статье «Архангельский мясник» рассказывается история Зосимы Кобылина, одного из участников военных событий 1918 года в нашей губернии. Он жил по поддельным документам в Москве. Его вычислили сотрудники НКВД и расстреляли…

Схиигумен Кассиан присылал благословения

В архиве среди поздравительных открыток обнаружились и почтовые карточки с благословлениями от духовника Почаевской Лавры схиигумена Кассиана. Кассиан в своём монашеском пути дошёл до Афона. Там уединился и принял обет молчания, который сохранял семь лет. После этого он был отправлен настоятелем монастыря в Югославию с миссией привлечения средств в обитель.

Ксения Григорьевна Плюснина, вдова Александра Алипиевича, жертвовала на церковь, и получала благодарные письма и благословения от Кассиана. Ровесники с абсолютно разными судьбами, они умерли почти одновременно.

Это всё, что могу рассказать

Умирая, Ксения Григорьевна указала в завещании и мужа, поскольку не знала, жив ли он. Вполне возможно, её жизнь могла бы оборваться и раньше, если бы не «нансеновский паспорт» — международный документ, удостоверяющий личность держателя, выдаваемый Лигой Наций для беженцев без гражданства. Он был разработан Фритьофом Нансеном, комиссаром Лиги, в 1922 году.

Ещё одним норвежцем, с которым оказалась связана судьба семьи Плюсниных, стал предприниматель Йонас Лид. Через два года после смерти Ксении Григорьевны, в 1950 году, выходит его книга воспоминаний – «Сибирь – странная ностальгия». Крыловы, потомки Александра Алипиевича во втором поколении, покупают её и, не читая, отдают одному из своих друзей. А тот через несколько дней сообщает им об упоминании там отца.

 

В ответ на вопрос Петра Крылова, зятя Плюснина, с Лидом завязывается переписка:

«Немного я могу рассказать вам о кончине моего старого друга. Знаю, что у него были большие трудности с ГПУ из-за каких-то английских фунтов… в конце концов он вынужден был дать инструкции своему лондонскому банку и передать их Советскому Союзу. Когда у меня были проблемы, я встретил на улице общего друга, адвоката, которого звали Миронов, которой уже умер, а тогда рассказал мне, что Плюснин расстрелян. Я не спрашивал у него никаких деталей, так как был поглощён своими мыслями о том, что мне уготована та же дорога… Однако он сказал мне, что Спижарный и Зайцев, которые были друзьями Плюснина и моими, также были расстреляны. Боюсь, что это всё, что я могу вам рассказать».

В доме жил ректор, потом был детсад

Дом Плюсниных, построенный в 1910 году, стал одним из главных героев выставки. Он упоминается в «Паспорте вуза» 1949 года, так как там с конца 1930-х годов был детский сад АЛТИ.

После эмиграции семьи Александра Алипиевича, с 1929 года в доме жила семья первого ректора института – Василия Александровича Горохова. Владимир Васильевич Горохов, сын ректора, вспоминает, что с ними в доме проживал также «дядя Макс» — скорее всего, это Макс Цшохер, ботаник, один из первых преподавателей АЛТИ. В 1942 году Цшохер был репрессирован за немецкое происхождение.

Герои Сопротивления смогли приезжать на Родину

Елена Плюснина, дочь Александра Алипиевича, сохраняла все ценные вещи и документы у себя дома. Из Архангельска она уехала в пятилетнем возрасте, получила домашнее образование в эмигрантских кругах, а затем в бельгийском колледже.

В годы Второй мировой войны была связной в Сопротивлении. Через неё оказались связаны и пленные красноармейцы, и белые офицеры, вместе боровшиеся против нацистов в партизанском движении. Фотографий того времени не осталось, но в подтверждение подвигов сохранились аттестаты и медали. После войны советское правительство признало участников Сопротивления как своих героев, и Елена Плюснина смогла приезжать на родину.

Судовладелец Могучий обрёл лицо

Важная часть истории семьи Плюсниных связана с именем Епимаха Могучего — архангельского рыбопромышленника и судовладельца. Сирота, он тяжело пробивался в жизни, и поэтому в бизнесе был активен. О нём опубликована монография краеведа, члена Архангельского отделения Российского общества историков-архивистов Татьяны Мельник, но изображений предпринимателя известно не было.

Его фигура нашлась на свадебной фотографии Ольги Плюсниной, одной из старших дочерей Александра Алипиевича. В её семье брак с Могучим считали неудачным и по расчёту: он закончился спустя полгода. Ольга умерла бездетной в сорокалетнем возрасте.

Онежский историко-мемориальный музей откликнулся и прислал на выставку фирменные бланки бизнесмена. В них Могучий отмечал свои зимние и летние виды бизнеса, вёл подобие трудовых книжек, где указывался оклад работника, расходы на его содержание, питание и проезд.

***

Выставку, посвящённую трагической истории лесоторговца Александра Плюснина, назвали «А пришлось в разлуке жить года…» Одна строка из стихотворения «Верность» белой эмигрантки из Финляндии Веры Булич. И в ней вся жизнь обычной архангельской семьи.

Владислав КОРЕЛИН
Фото автора

*СЛОН - Соловецкий лагерь особого назначения.


Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!


Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: