СПЧ: О Шиесе и не только

Александра Васильева

В Архангельске состоялось выездное заседание комиссии Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) по вопросу строительства мусорного полигона для московских ТКО на станции Шиес Ленского района. До приезда в Архангельск комиссия успела побывать на самой станции, в близлежащих Урдоме и Мадмасе, правозащитники также встретились с жителями Сыктывкара и посетили место планируемое под большой полигон в Рикасихе.

«Кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя» – крутилась у меня в голове песенка по дороге домой с выездного заседания СПЧ.  Наверное, такие ассоциации были вызваны глухостью президента к совету. Об этом наши гости несколько раз без нескрываемого сожаления в голосе высказались в разговорах с общественностью.

Общественников пытались не пустить на заседание СПЧ

Но начнём с начала. Несмотря на то что ещё на встрече в Урдоме несколькими днями ранее председатель комиссии Сергей Цыпленков заявил, что не позволит местной власти чинить препятствия для жителей, пытающихся пройти на встречи с ними, таковые не заставили себя ждать… Вся информация о встречах была закрыта до такой степени, что активистам прошлось провести целое расследование, чтоб узнать время и место мероприятий.

Единственным источником информации стал документ с расписанием, пересланный представителями СПЧ. Но и в нём информация была весьма скудна. Были указаны лишь часы заседаний, а вот чтоб узнать, куда приходить, пришлось попотеть. Девушка, ответившая мне по телефону в городской администрации, протяжно затянула: «Какое СПЧ? Незаааааю». Поняв, что с местных взятки гладки, пришлось прибегнуть к «тайному оружию» и позвонить по номеру господина Цыпленкова, который он оставил для связи жителям Урдомы и Сыктывкара. В разговоре он рассказал, где будет проходить встреча и попросил звонить ему, если вдруг на входе кто-то вздумает чинить нам препятствия…Однако как в воду глядел Сергей Александрович.

На КПП СГМУ (иначе не назовёшь) перед аудиторией, в которой была назначена встреча, меня встречали майор Огорелков, успевший с начала мусорного бунта лично пообщаться уже с большей частью активистов, и две серьёзные барышни. Дамы немедля поинтересовались моей фамилией, и после неудачного поиска таковой в списке предварительной записи (Что за список? Для кого? Если не был дан ни номер, ни сайт, где можно было бы заранее записаться), спросили меня, какую организацию я представляю. «Никакую» – ответила я. Барышни нервно переглянулись. Но уходить я не собиралась. «Меня заверили, что проход на мероприятие открыт для всех желающих»,– настаивала я. «Кто вам такое сказал?» – не унимались барышни. «Господин Цыпленков», – пояснила я. «А кто это?» – с широко открытыми от удивления глазами спросила одна из девушек. Немного опешив от такого вопроса, я ответила: «Председатель мероприятия, на которое вы пытаетесь меня не пустить». После этого, забрав паспорт, я прошла-таки внутрь.

Места не занимать!

Внутри было не так много людей. Первые ряды преимущественно были заняты людьми представительного вида, а те места рядом с ними, что были ещё свободны, прогнали меня на задние ряды кричащими табличками «места не занимать!». Вот тебе и права человека, с иронией подумала я и проследовала в середину зала, где уже сидели такие же «недостойные вип-статуса» ребята.

Между рядами расхаживала хозяйка зала (не иначе) и сканировала всех своим взглядом на предмет достойности находиться на её вотчине. Много времени ей не понадобилось, чтоб найти таких. Буквально за шкирку вывела она из зала девчонок-студенток, сидящих за нами. Я хотела было возразить, но уж больно быстро убежали они, подгоняемые испепеляющим взором недовольной дамы.

Чуть позже, подойдя к вип-местам, она с милейшей улыбкой на лице заявила: «Друзья, наши гости задерживаются и будут минут через 20». Через 40 минут ожидания и ёрзанья на креслах, мы наконец увидели входящих в аудиторию представителей СПЧ.

Из-за долгой задержки разводить церемонии они не стали и, извинившись за опоздание, предложили сразу перейти к выступлениям.

Песков & Гекчян

Первым за трибуну вышел общественный активист и один из организаторов общественного движения «Поморье не помойка» Александр Песков.  Александр сосредоточил своё выступление на острой проблеме – препятствовании со стороны властей свободным митингам в доступных для людей местах. Подробно описав все ситуации и ухищрения, на которые шло руководство области за последние полгода, Александр поблагодарил всех за внимание. И тут началось. Первые ряды возбудились не на шутку.

С вопросом поднялся с места представитель общественной палаты, предприниматель Гекчян Мамикон Левонович.

Он заявил, что не смог понять сути доклада Александра:

«Что вы хотите? Вы говорите, что время диалога уже упущено. Тогда чего вы добиваетесь своими митингами? И если вы говорите, что многие из ущемлённых активистов в суд не обращаются, как же быть? Мы ведь живём в правовом государстве и должны делать и решать всё по закону, а не на митингах!».

Тут уже загудела галёрка. Таких обвинений в заявлениях от друзей правительства, полгода не идущего на диалог, не ожидал никто. А уж заявление о законных путях решения и вовсе было встречено негодованием у активистов, которым за последние месяцы дали понять, что закон наш работает только на власть, а простых людей он может лишь обвинять и наказывать.

Глухие к чаяниям

Следующим к трибуне вышел депутат ГорДумы от КПРФ Александр Афанасьев. Начал он своё выступление со слов поддержки Александру Пескову, лишь немного уточнив, что начинать диалог никогда не поздно. Афанасьев высказал мнение, что протестная активность населения вызвана ничем иным, как глухостью власти к чаяниям народа.

«У Архангельской области достаточно экологических проблем и усугублять их ввозом отходов из другого региона неприемлемо. Против этого несомненно выступает подавляющая часть жителей области» – сказал Александр.

Пока следующий докладчик готовился к выступлению, члены комиссии высказали своё предварительное мнение о ситуации, которое заключается в том, что проблемы московского мусора Москва всё-таки должна решать самостоятельно и отправка его на Шиесские болота получает крайне негативную оценку от специалистов природоохранных структур государства. Член комиссии Максим Замшев добавил:

«Наши чиновники очень хорошо обучены, как отказать тому или иному законному требованию граждан. Так уж у нас повелось. Наша с вами задача – найти законные методы решения этой проблемы. То, что проблема стоит очень остро, абсолютно ясно».

Судиться должна прокуратура

Далее с подробнейшей презентацией по оценке экологических рисков проекта «Шиес» выступил предприниматель Александр Козенков. Вскользь коснулись и судебной практики. Здесь Евгений Александрович Бобров предостерёг жителей от непродуманных судебных тяжб, которые могут навредить последующим судебным процессам. И произнёс фразу, уже успевшую разлететься по всему интернету:

«Если кто-то и может обратиться в суд по вопросу строительства, то это прокуратура Архангельской области. Я бы хотел посмотреть в глаза прокурору, который при наличии таких нарушений отмалчивается и присылает вам отписки. Они должны обратиться с иском в суд о прекращении деятельности, создающей повышенную опасность окружающих. И на период рассмотрения этого дела, требовать приостановить все работы»

Шиес обойдётся дороже инвестиций

Слово взяла Людмила Шошина из Экологического консалтингового центра, которая в своём выступлении представила результаты своих расчётов. Выводы однозначны: для области инвестиционный проект «Экотехнопарк «Шиес» скорее принесёт затраты, нежели прибыли, чего не скажешь о многомиллиардных выгодах от него РЖД и Московскому оператору. Одна только рекультивация столь огромного полигона обойдётся в разы дороже, чем сулимые инвестиции. Также был затронут вопрос о том, что единственным разрешенным законодательно способом перевозки мусора является перевозка его в закрытых мусоровозах. Перевозка ТКО железнодорожным транспортом незаконна. Что ж, вероятно, РЖД и правительство Москвы посчитали себя выше того и не стали опираться на какие-то там федеральные законы при разработке своей сверхприбыльной аферы.

Хвосты из ящика

Пожалуй, «затмило» все остальные выступления речь Михаила Булыгина. Михаил Иванович начал резво, с фразы:

«Как можно так жить? Не пущать отходы на территорию области? Знаете ли вы, что большинство опасных отходов из нашей области вывозится? Мусор – это товар! Этот пример надо узаконить и принимать у себя мусор! К нам везут не отходы, а хвосты! Это могло бы приносить району хорошие деньги. У нас куча своих свалок, которые нужно убирать».

Тут уже не сдержался от комментария и председатель комиссии, обратившись к выступающему с вопросом:

«То есть, как я понимаю, вы считаете правильным ввоз отходов на территорию области и вас не смущает, что нет ни проекта, ни экспертиз, ни разрешительной документации?»

Прозвучал и важный вопрос из зала: «Откуда вы взяли, что к нам поедут хвосты? По имеющемуся у нас документу из строящегося кластера в Некрасовке сортировка там не предусмотрена. А это значит, что к нам поедут обычные несортированные коммунальные отходы».

«Я узнал это из ящика. По телевизору говорили» – ответил Булыгин.

Ответ этот вызвал бурный смех в зале. После чего Евгений Бобров подтвердил, что по имеющимся и у СПЧ официальным данным никакой сортировки отходов перед отправкой их в Архангельск не предусмотрено. После этого заявления докладчик явно потерял былой задор и начал сбивчиво бормотать про несанкционированные свалки на Рикасихе, но тут же был прерван Бобровым: «Дачникам со своим мусором нужно разобраться самостоятельно, Москва вам в этом ничем не поможет».

Подрыв боеспособности

Депутат из Северодвинска Алексей Кувакин выступил с резкой критикой планов по строительству полигона в Рикасихе, назвав подрывом боеспособности страны такое отношение к работникам атомного судостроения, проживающим и отдыхающим там. Он попросил совет посодействовать в вопросе привлечения к ответственности властей Архангельской области за попытки фальсификации общественных слушаний, которые имели место быть осенью в Северодвинске.

В заключение встречи члены СПЧ кратко высказались по результатам, пообещали представить официальную позицию совета в первые 10 дней марта и донести её до президента. А вот услышит ли их президент – это уже совсем другая история. Так что в заключение осталось лишь ещё раз пропеть песенку шапокляк… Но! Всё же мы благодарим членов СПЧ за то, что включились в нашу проблему, надеемся и верим: какой-то результат наши встречи всё-таки принесут.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: