Забота по-архангельски. Для детей окраины – вековая гниль – Северные Новости

Забота по-архангельски. Для детей окраины – вековая гниль

Забота по-архангельски. Для детей окраины – вековая гниль

Дарья Томилова

В 2014 году тогдашний мэр города Виктор Павленко (нынешний сенатор) торжественно открыл в Маймаксе центр дополнительного образования детей «Контакт», который, как говорилось в речах, должен был поднять спорт окраины на новый уровень. Прошло пять лет. И мы решили увидеть этот уровень своими глазами.

Снаружи – пряник, внутри — жуть

Что ж, снаружи учреждение выглядит очень прилично: обшитые сайдингом стены, пластиковые окна и яркая вывеска, с надписью: «Центр дополнительного образования детей». Новые пластиковые двери на входе тоже создают приятное впечатление.

Только вот внутри все выглядит по-другому. Старые стены гниют, двери в раздевалки не закрываются, покосившиеся полы дают знать, что зданию уже немало лет. В высоком темном коридоре атмосфера детства точно не живет. Груши для бокса вываливаются из стен, а зимой будущие спортсмены на тренировку даже не переодеваются – холодно.

По этажам в одиночестве шныряет малыш с большим портфелем за спиной. В руках у него альбом. В этом здании дети занимаются не только спортом. Есть кружки по рисованию, основам огневой подготовки, театральный, шахматный и другие. Жутковато. Ведь в этом детском учреждении никакой вахты нет, зайти может кто угодно.

Зал обогревается дыханием

Александр Угрюмов, тренер по кикбоксингу, в маймаксанском «Контакте» почти три года:

— Когда я пришел сюда работать, здесь был просто большой зал, на стенах, конечно, мягкие подушки, но покрытия никакого. Поначалу нам для бокса вообще дали кабинет, а в зале был только ковер. Потом выделили деньги, и я купил груши и кронштейн, чтобы их подвесить.

Проблема в том, что они вылетают из стенок. Продержались только полгода. Стены пустые и здание деревянное. Потом пришлось перекручивать кронштейны, перевешивать груши в другое место, на более плотную стену. Но тут организовали скалолазание и забрали ползала.

Я сюда все свое таскал. У меня был план — обшить стены, сделать мягкое покрытие, но пока получился сарай какой-то. Ребята заниматься не очень хотят, потому что здесь даже атмосферы, как таковой, нет. Деньги никто выделять не хочет, а зал хотя бы обшить надо. Вахты на входе нет, поэтому во время занятий прибегают девочки с улицы. Приходится выгонять. Еще здесь очень холодно. Сейчас-то уже весна, и окна пластиковые поставили. Стало теплее.

Зимой здесь заниматься просто невозможно, а над скалолазанием еще и крыша протекает. Батарей вроде много, но в зале холодина. Нагревается он больше от дыхания спортсменов, а не от батарей. С пола очень дует и из щелей в стене тоже.

А еще нам выделили помещение, где мы храним инвентарь, от скалолазания туда камешки уносим, я — свои подушки. Но запах там жуткий. Здание деревянное, сырость. Туда даже заглядывать неприятно, а о том, чтобы там что-то хранить, и речи быть не может.

Нет душа для ребят. А после тренировок он просто необходим. Хотя, по сути, он есть, но муниципалитет экономит деньги. Хорошо если ты рядом живешь, то можно дома помыться. А мама одного мальчика специально возила его на Сульфат душ принимать. Раздевалки совсем плохие. За ними никто не следит. Двери не закрываются. У ребят часто деньги из карманов пропадают.

Условия отвратительные, но кружки бесплатные

Родители детей, которые занимаются в зале, тоже негодуют, но признают, что в Маймаксе пойти больше некуда. Посему готовы довольствоваться и этой необустроенной малостью. У Марии Меликовой два сына, младший ходит на борьбу в маймаксанский спортивный центр. Ездить в центр накладно и по средствам, и по времени:

— Условия отвратительные. Здание старое. Снаружи вроде красивое, светленькое, а внутрь попадаешь и ужасаешься. Мы на греко-римскую борьбу записаны, так для нас вообще раздевалки нет.

Дети раздеваются в общем гардеробе. А потом сидят там, ждут, когда тренер к ним придет. Зимой в раздевалке очень холодно. Включают тепловую пушку, чтобы хоть немного теплее стало. Форма тоненькая, трико. Ребята сильно мерзнут. А потом им еще приходится через весь коридор бежать на занятия.

 

Батареи работают слабо. Как я поняла, система такая: сотрудницы, когда приходят на работу, сами включают батареи, а пока нагреется, пока всё разойдется… В коридорах батарей вообще не видела.

Родителям ходить и ругаться даже смысла нет, потому что кружки бесплатные, да еще и в Маймаксе. Мы рады и этому.

Действительно, выбора у маймаксанцев нет. Единственное место, где школьники могут хоть чем-то заняться — «Контакт». Но промерзшему деревянному зданию, которое на скорую руку подлатали пять лет назад, уже почти 90. И его в таком виде, ничтоже сумняшеся, отдали детям. Тут нарушено, кажется, все! Но, где же наши защитники прав детей? Где роспотребнадзор, прокуратура, и другие проверяющие из профильных министерств и ведомств? 

 

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: