«Что? Где? Когда?» придумали в Вельске, в 19 веке

Архангельские Гостиные Дворы полны необычным предвыставочным волнением. Казалось, сколько выставок самых разных повидали старинные залы, а вот поди ж ты. Чем же грядущая отличается от прочих?

240 раритетов

Четыре зала на первом этаже. Полный раскардаш. Натянуты тросы. Монтируются витрины. Собираются подиумы. Главная выставка года, так позиционируют в Архангельском краеведческом музее грядущее событие. 15 февраля открывается экспозиция «Раритетные коллекции Архангельской области». Чтобы сразу снять все вопросы о ценности, назову только одну цифру: общая страховая стоимость экспонатов — более 206 миллионов рублей.

Идёт монтаж экспозиции

Впервые три музея из Каргопольского, Вельского и Котласского районов  представят свои «изюминки» одновременно и в таком объеме вне родных стен. Подготовка велась самая тщательная. Музеи сначала сами определились, какие экспонаты направят в Архангельск. Далее составлялась тщательная опись каждого. К примеру: «Платок головной бордового цвета. Вельский уезд. XX век. Шерсть, нить шёлковая; фабричное производство. 78х71 см. Ткань в области вышивки слегка выгорела». 90 предметов из Каргополя, 98 — из Вельска, 52 — из Сольвычегодска.

Война, а они музеи создают

В этом году трём музеям — Каргопольскому историко-архитектурному и художественному, Сольвычегодскому историко-художественному и Вельскому краеведческому имени В.Ф. Кулакова — исполняется 100 лет. Только представьте себе — 1919 год! Разгар Гражданской войны. Под боком белое правительство генерала Миллера. Интервенты. А они музеи открывают!

И слава Богу. Потому как в противном случае столько шедевров было бы украдено, сожжено, разбито. Собрали. Сохранили. Приумножили. И в юбилейный год решили поделиться своими сокровищами с архангелогородцами. Не всякий же, даже попав в районный центр, пойдёт в музей. Да вы просто дорогу в Сольвычегодск, к примеру, представьте. А тут такая уникальная возможность выпадает.

Что такое лжица?

Коллекция из Сольвычегодского музея самая маленькая по числу предметов. Но по ценности экспонатов первая. Одни только произведения мастеров-ювелиров чего стоят. Серебро, скань, зернь, перламутровые вставки, эмали, чеканка, литье и золочение, гравировка и печать… И названия, как музыка. Вслух произнесите, покатайте на языке: Звездица. Копиё. Складень. Лжица. Потир. Венец. Цата. Ковчег. Чарка для теплоты. Корчик…

И Гугл вам в помощь в поисках значений старорусских звенящих слов. Ищите и обрящете.

Царевич шит пряденым серебром

Случай нам представляется неповторимый — увидеть шедевры иконописи сольвычегодского Благовещенского собора XVI-XVII веков: «Святитель Алексий митрополит Московский, с житием в 20 клеймах», «Прокопий и Иоанн Устюжские, предстоящие Спасу», «Троица ветхозаветная» Строгановского письма и другие.

Пелена «Царевич Дмитрий»

Перечислять реликвии церковного лицевого шитья Строгановской школы — даже не берусь, что ни назови. Это надо видеть. Для примера — атласная пелена «Царевич Дмитрий», вклад Дмитрия Андреевича Строганова в Благовещенский собор, была выполнена по его заказу в 1651-1654 годах. На ней царевич в полный рост шит шёлковыми и золотными нитями, пряденым серебром. На втором плане — сцена его убиения. Самый ценный экспонат, кстати.

Полезное креслице с секретом

Вельский музей привёз замечательные образцы домовой росписи. Короба, сундуки, шкафы-поставцы, двери, набивные и пряничные доски и, конечно, прялки.

Резное креслице, вроде, простое с виду, ан нет, откинешь сиденьице, а там ларь для хранения. И что хочешь можно хранить, хочешь, игрушки, хочешь, одёжку… Очень полезное креслице, я вам скажу. Сработано в XVIII веке, между прочим.

Чаша в виде плывущей птицы среди солонок и братин кажется неприметной, в глаза, прямо скажем, не бросается. Но она совсем непростая. Она — для игры. Крышечка отодвигается и каждый игрок укладывает туда крашеное яичко. Потом крышечку закрывают. А на крышечке ось со стрелкой, которую крутят, как в «Что? Где? Когда?». Укажет стрелка птице на шею, выиграл, забирай яйцо. С Пасхи и до Красной горки так и играли. Жаль только, что стрелка в веках затерялась…

От суда любодеицы до казни лихоимцев

В вельской коллекции много чудес. Крестьянская детская коляска (фото вверху), похожая на большую расписную игрушку, сделана неизвестным мастером сто лет назад, в начале XX века. И он ее не просто сострогал и на колёса поставил, но и раскрасил, чтоб глазу приятно было. Не иначе, как для собственного дитяти, чтоб ребятёнок в красоте рос. И служила она, видно, не одному поколению. Даже когда передняя ось сломалась, не выкинули, починили.

А еще Вельский музей славится свои собранием лубка, нигде таких картинок нет. Питерские Митьки, не иначе, с важских «комнатных живописцев» свой стиль содрали. «Старик на коленях у молодой», «Суд любодеицы», а «Казнь лихоимцев» и по сию пору отклик в народе найдёт.

И лихой образ косого красноармейца в будёновке с ярко-белыми зубами из памяти уже никогда не сотрется.

Из разряда диковинок

Палка-трость из разряда диковинок. Покрытая природными наростами, она привлекла внимание Василия Кулакова, чудаковатого собирателя древностей из Вельска. И вместе со всей его коллекцией, в отсутствие владельца, была после революции «прихватизирована» по предписанию Президиума Вельского исполкома.

Жене собирателя выдали 20 тысяч рублей, а конфискованную коллекцию назвали музеем. Но, если бы не решение Вельской власти, собрание Василия Кулакова реквизировала бы власть губернская, Вологодская. И ушло бы оно из области.

В 1910 году Архангельские власти решили оказать вельскому собирателю поддержку в организации показа его коллекции в нашем городе. Не получилось. Война, говорят, Первая мировая помешала. Сто лет прошло. Добрались до нас экспонаты. Больше трети привезённых из Вельска предметов из той, кулаковской коллекции.

Евангелие от Василия Иванова сына Попова

Лидер экспозиции Каргопольского музея, рукописное Евангелие. Сотворил сей шедевр каргопольский поп Василий Иванов сын Попов. Четыреста лет назад сидел, корпел, буквицы выводил между службами. Потом в деревянный переплет листы бумажные собрал. 1624 годом датируют этот раритет учёные. Предположительно. А других книг от попа Василия не обнаружено.

Рукописное Евангелие (фрагмент).

И куда же без северных писем? Каргополы привезли иконы XVI-XVII веков, большинство после реставрации, и более поздние, дошедшие из XIX века. Кто в Каргополе был, вспомнят с удовольствием. Кто не бывал, непременно захотят увидеть больше.

Вот, казалось бы, не так и далеко друг от друга Каргополье и Поважье, а совсем другой колорит, совсем другое ощущение жизни.

Целая стайка традиционных каргопольских костюмов, неповторимых по красоте и узорочью — сарафаны свадебные и покосные, шёлковые городские «парочки», платки, пояса «со словесами», рубахи, епанечка, кофты… Умели наряжаться каргополочки, фасонили.

Богато пёрлами изукрашены кокошники да сороки, оплечья да перевязки. А платки каргопольские и вовсе уникальны. Вот платок золотной, дошедший до нас из XIX века. Вышит вручную, по индивидуальному заказу, пряденым позолоченным серебром, золотным шитьем, нитью шёлковой. По кайме — имя владелицы. Нигде такого не бывало. Только в Каргополе.

Представили? Смотреть надо, непременно смотреть.

240 предметов. 240 раритетов. 240 историй. Открытие 15 февраля.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и в Telegram

Похожие

Ваши мысли на тему: “«Что? Где? Когда?» придумали в Вельске, в 19 веке”

  1. Мария

    Очень интересная статья! Спасибо большое, так написали, что уже чемоданы собираю!

Оставить комментарий

*

code

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: