Лидия Кузнецова. Память, запечатлённая между прочим | Северные Новости

Лидия Кузнецова. Память, запечатлённая между прочим

Лидия Кузнецова. Память, запечатлённая между прочим

Первое февраля. Мороз минус 33. В гардеробе купеческого особняка на Чумбаровке, 15 не осталось свободных номерков. В выставочном зале «Поморской АРТели» архангельский художник Лидия Кузнецова представляет свои работы.

Посмотрела, послушала и отразилось

Мир искусства Лидии Кузнецовой жил своей жизнью всё время где-то рядом со мной. Пересекались вскользь. На сборных выставках архангельских художников встречались 2-3 работы. Да, интересно. Не скажу, чтобы сильно впечатляло. Выставка «Между прочим», которая открылась вчера в «Поморской АРТели» на Чумбаровке, стала первой полноценной встречей. И настоящим открытием.

Около пятидесяти работ. Написанных между прочим. Когда душа попросила. Вроде бы, простые вещи: рассветы, закаты, времена года, цветы, которые окружают человека, живущего в деревне. «Старый свет» керосиновых ламп. Чугунные утюги. Самовары. Медный чайник. Бутылка жёлто-зелёного стекла, яблоки на стуле, рюмка, полная дождевой влаги.

И ни с того ни с сего врываются в эту реальность полная абстракции композиция «Про луну» или парусник с надписью по борту «madonna in». Откуда взялось, и сама Лидия Александровна вспомнить не может:

— Так вышло. Наверно, в тот момент что-то посмотрела или послушала, и отразилось… Не специально. Какой-то кусок, текстовая история. Это не имеет третьего смысла.

Возможно, и не имеет. Но зритель остановится, задумается. И откроются ему и третьи, и четвёртые смыслы, которые художник, часто, сам того не осознавая, закладывает в свои работы. Или тот, кто водит его кистью, пером, смычком…

Мужское и женское

На любой выставке полотна женщин-художников отличить всегда можно. По колориту, по настроению, по… да и непонятно ещё по чему, но видишь. Среди полусотни полотен Лидии Кузнецовой, собранных в одном месте, при общей «женской» атмосфере вдруг обнаруживаются вполне себе «мужские» работы.

 

Жёсткие горизонтальные мазки в картине «На заре. Октябрь» почему-то напомнили мне закаты и восходы моего друга, замечательного художника Володи Карташова, ушедшего от нас в составе съёмочной группы Сергея Бодрова в Кармадонском ущелье.

 

А подсолнухи в «Полнолунии»? Перекличка с Ван Гогом, только северная, приглушённая, без жарких красок Прованса.

 

«Купола». Палитра Кузнецовой та же, что в некоторых работах Кустодиева или Лентулова, но речь тут может идти только о том, что и сегодня, через сто лет после этих великих мастеров, есть художники, способные уловить волшебный свет весеннего солнца.

Схватить мольберт и что-то из красок сделать

Конечно, большая часть представленных работ — отражение Звозландии, страны, в которой, собственно, Лидия Кузнецова и живёт, и которой правит.

— Бывает такой день, такое утро, в которые хочется схватить мольберт и что-то из красок сделать. И эта выставка состоит из таких работ. Это простые вещи, которые случаются с нами. Всё в нашей жизни происходит между прочим. Между прочими вещами есть и такие.

И напоследок…

А мне остаётся так же, между прочим, отметить работу художников Зимиревых, подготовивших выставочный зал «Поморской АРТели» к показам. Замечательно, что деление пространства позволяет практически для каждой работы предоставить свою стену. Отдельную. Восприятие картины становится цельным, впечатление не дробится. И, может, кому-то это покажется не серьёзным, но на самом деле в выставочном процессе мелочей не бывает. Жемчужно-серый цвет стен, тщательно подобранный Евгением Зимиревым, подчёркивает благородство интерьера и помогает сосредоточиться на картине. Именно то, что нужно старинному купеческому особняку.

Блиц-интервью

Возможность моим вещам увидеть зрителя

Хлопот у хозяйки вернисажа множество, но Лидия Кузнецова выкроила несколько минут, чтобы пообщаться с «Северными новостями».

— Лидия Александровна, как собиралась выставка «Между прочим»?

— Когда мне предложили устроить выставку в «Поморской АРТели», задумалась, каким же образом построить галерею? Она у меня была не запланирована, задолго я к ней не готовилась. И подумала, какое замечательное пространство, чтобы выставить работы, которые пишутся «между прочим». Не в том плане, что они какие-то ущербные, а…

— Вы имеете в виду, что не программные работы…

— Да, совершенно не программные вещи, сделанные на основе моей каждодневной жизни. Я обожаю всё, что меня окружает. Это мои закаты, мои рассветы, мои вещи из музея в Звозландии, из моего дома, которые я люблю. Совершенно обыденные, простые вещи. И я подумала, что это будет возможность моим вещам увидеть зрителя. А во-вторых, они же часть моей жизни. И мне посмотреть на них дистанционно тоже интересно.

— Вам самой понравилась выставка? Картины собрались вместе, и какое впечатление на вас произвели?

— Всегда есть плюсы, минусы. Это уже истории про художника, когда он, с одной стороны, понимает, что это всё моё… Я в самом деле помню каждую работу и каждую мотивацию, которая меня подтолкнула писать именно этот рассвет или тот первый иней. Действительно, наваливаются всякие личные переживания, которые шли параллельно тогда, воспоминания, можно сказать. Память запечатлённая. А с другой стороны, да, всё хорошо, наверно. Висят, смотрят на нас.

— Подавляющее большинство работ — квадратные. Почему? Питаете пристрастие к «квадрату»?

— Да, это мой любимый размер. Я пишу так. Кто-то пишет, я знаю, только прямоугольные, горизонтальные, вертикальные полотна. А для меня квадрат — оптимальная история. У меня в самом деле много работ квадратных. Была выставка «Дикороссия» — так она вообще вся из квадратов. Абсолютно. Это формат, в котором я живу. Хотя не пренебрегаю и другими.

— Вкладываете в него какой-то философский смысл?

— Нет. Так вышло. Мне удобно, уютно жить в квадрате. Я хорошо себя чувствую сразу. Вещи, картины, которые я вдруг решаю, надо бы сделать, начать думать в ту сторону, выбираю для них либо прямоугольник, горизонтальный, приближенный к квадрату, либо квадрат. Хотя я пишу и девятичастные, и вертикали… Как-то так.

Комментарий

У Кузнецовой организация выставки похожа на шабаш

Юлия Медведева, арт-менеджер Союза художников России, Архангельск:

— Чтобы заходить в выставочный зал хороводом — ничего подобного никогда не видела. У Лидии Александровны и не может быть по-другому, у неё организация выставки всегда чем-то похожа на шабаш. Слетаются люди, представители творческих профессий, искусства, и начинается что-то невероятное. Иногда думаешь, скорей бы всё закончилось и скорее бы уже выставка открылась.

Лидия Александровна создаёт вокруг себя, как молодёжь говорит, хайп. Так умеет только она. Как и собирать вокруг себя настолько разных и по темпераменту, и по характеру, и по степени ответственности, людей.

Параллельно успевает заниматься и живописью, и графикой, и создавать интересные арт-объекты, и вести за собой всю свою «шайку-лейку» в Звозе. Умеет организовать, создать пространство, уют, атмосферу.

Удивительный человек. Можно сказать, титан, в своём роде. Как она умудряется всё это делать, для нас остаётся загадкой.


Справка

Лидия Кузнецова родилась в Архангельской области в селе Звоз на Двине.

Художественное образование получила в Ярославле.

В союзе художников России с 1991. С 1982 года творчески работает в области станковой живописи и графики, а также горячего батика.

Участница выставок областного, зонального, республиканского значения, международных проектов и выставок. Автор многочисленных персональных выставок и проектов. Включена в справочник «Единый художественный рейтинг» Российской Федерации.

Часть работ находятся в музеях и частных коллекциях России, Германии, Норвегии, Финляндии, Швеции, Франции, США, Японии.

Анонс

14 марта в выставочном зале Союза художников открывается отчётная выставка Звозландии «Очевидное — невероятное».

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: