Памятник Фёдору Абрамову в Архангельске обмыли... дождём – Северные Новости

Памятник Фёдору Абрамову в Архангельске обмыли… дождём

Памятник Фёдору Абрамову в Архангельске обмыли… дождём

Сегодня в Архангельске у библиотеки имени Добролюбова открыли памятник Фёдору Абрамову. В год столетия писателя. Под проливным дождём. «Ангел улетел — природа плачет», — вспомнил народную поговорку председатель архангельского отделения Союза писателей Владислав Попов. А мне вспомнилось другое: дождь в дорогу — примета хорошая. 

Несмотря на погоду, людей на открытие пришло много. Стояли под зонтами и в капюшонах, прятались под аркадой библиотеки, наблюдая за церемонией и слушая выступающих издали. От правительства речь говорил Виктор Иконников. От министерства культуры видно не было никого. Как и представителей цеха мастеров кисти и резца. Зато мокли вокруг писатели, журналисты, отдельные деятели и постоянные посетительницы культурных мероприятий. Да ещё в сторонке стоял одинокий замглавы администрации Архангельска Даниил Шапошников. Видно прислали по разнарядке от мэрии, да слова не предоставили.

Проект памятника скульптора Надежды Шек победил на конкурсе, объявленном в прошлом году по инициативе Добролюбовки. Честно говоря, сам макет, и фотографии его, тогда не впечатлили. И с огромной радостью увидел, что ошибался. Абрамова в живую видеть не привелось, хоть и прожили мы с ним 25 лет в одной стране и в одно время. Но читая его строки, глядя кадры кинохроники, слушая воспоминания людей, знавших Фёдора Александровича, всё равно составляешь своё о нём представление. И совпало.

Говорят, что у памятников может меняться выражение лица. Оно становится то мягче, то строже, то добрее, то жёстче… Когда сегодня говорили о взгляде бронзового Абрамова, устремлённом в будущее, мне подумалось: Да, возможно… Но нет. Не в будущее смотрит Абрамов Надежды Шек. Он смотрит в настоящее. В наше время. И взгляд этот ох как недобр. И скулы свело, и складка горькая сабельным шрамом наискосок, и глаза… Очень многое можно прочесть в его глазах нелестного о нас, нынешних. Если б мог, высказался. Как он умел.

Я попросил прощения у Надежды Шек за своё неверие. Хотя высказывал его только самому себе, ни разу вслух. Но автору ЭТОГО Абрамова не мог не повиниться. И поблагодарил за счастье увидеть, наконец, в Архангельске настоящее искусство, настоящую работу скульптора. Спасибо, Надежда Капитоновна! И спасибо всем, кто приложил свои силы к тому, чтобы сегодняшнее событие состоялась.


От первого лица

Надежда Шек, скульптор, автор памятника Фёдору Абрамову:

— Если говорить с профессиональной точки зрения, к сожалению, в Архангельске последние годы появилось много кичевых работ. Всё это снижает эстетический уровень города, и хочется, чтобы к установке памятников относились более ответственно.

Сейчас вообще пошла такая мода, кичевое направление. Запад уже давно этим увлёкся, а мы, как обычно, с других мерки снимаем. Но не во всём надо следовать моде, особенно в искусстве. В искусстве вообще надо ориентироваться на вечное.

Работая над памятником Абрамову, я получила огромное удовольствие. Впервые у меня такая большая форма. Любому скульптору интересно попробовать себя в монументальном искусстве. И мне тоже. У меня, конечно, были работы, но, в основном, малые архитектурные формы. А сделать большой памятник — для меня большая радость. И я смею надеться, что я попала. Если попала, то слава Богу.

Мнение

Михаил Попов, писатель:

— Несколько лет назад у меня вышел очерк, путешествие в некотором роде, «На костре русского характера». Это слова Абрамова. Я представил себе, глядя на один снимок Фёдора Абрамова, ленинградский снимок, где он на Неве, на фоне Петропавловской крепости, что он на Двине. На Красной пристани, ещё шхуна «Запад» жива была, волшебным образом перенёсся. И вот он шагнул с того снимка навстречу мне, оглядывает город, а я ему говорю: «Разрешите сопровождать».

В сущности, Фёдор Александрович и возник здесь, он сейчас с нами и останется навсегда. На набережной Северной Двины, которую он любил оглядывать, когда сюда приезжал, где любил прогуливаться. Рядом с Добролюбовкой, где он работал.

Конечно, здесь у него и мысли рождались, и по поводу города, и про деревню свою он не забывал. И сегодня я видел в этом образе свет абрамовский, в глазах его. Он смотрит, вроде бы, наклонив голову, и в то же время взгляд его в дали Отечества направлен. Задумчивый взгляд, взгляд мужественного человека, который прошёл войну, который защищал Родину с оружием в руках, и всю жизнь отстаивал правду, русскую правду.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: