Пусть вирус нашей архангельской грязью подавится – Северные Новости
...


Пусть вирус нашей архангельской грязью подавится

Пусть вирус нашей архангельской грязью подавится

Сегодня выдался тёплый день, хоть и с дождиком. И я отправился по магазинам. Не то, чтобы очень хотелось, но пустой холодильник и мой завтрашний праздник прозрачно намекнули — иди.

Если уж всенародное голосование отменили…

Соломбала встретила мерзким ощущением запустения. До вытаявшего в некоторых местах асфальта идти пришлось с опаской: скользко и мокро. Лужи, шириной с море, никуда со своих традиционным мест не исчезли. Проступивший с прошлого года посыпной песок на дорожках смешался с грязью от разрытых с осени и кое-как заваленных зимой теплотрасс.

 

Газоны и края тротуаров у домов обрамлены оголившимися окурками, обертками и средствами контрацепции. Куда долетели из форточки, там и лежат. Ждут, наверно, традиционного общегородского «коммунистического» субботника. Но в этом году вряд ли дождутся. Если уж всенародное голосование по поправкам в Конституцию отменили, так какой может быть субботник. Да и действительно, зачем город убирать? Пусть SARS-CoV-2 нашей грязью подавится!

Дезинфекция, конечно, да, но кота нужно беречь

Нет, не думайте, что всё плохо или зрение у меня поляризованное. Вот неожиданно порадовали мусорные контейнеры. Заполнены лишь наполовину. А следовательно, ТКО вывозят регулярно. Служба работает без оглядки на вирусняк. Да и по подъезду идти было спокойно, лёгкий запах хлорки красноречиво говорил, что УК места общего пользования в доме обеззараживает.

Третьего дня, правда, жена обувь за порогом снимала, потому как на полу перед лифтом хлорки было налито столько, что не только вирус, но и домашних животных потравить легко. А дома — кот.

Имбирь по полторы, лимоны по четыреста

Первый пункт маршрута — аптека. Задача — купить перекись водорода и ватные палочки хорошего качества. Не выполнена. Перекиси нет. Палочки есть, но некачественные. На всякий случай, извинившись за дурацкий вопрос, спрашиваю: «А нет ли… случайно… масок?» Ответ порадовал.

— Нет, случайно, масок нет. Бывают утром. Изредка. Немного.

Значит бывают!

Рядом магазин. Короткая рекогносцировка на наличие ассортимента, чтобы на обратном пути купить то, что тяжелее и дешевле. Остановили выглядывающие из кучи чеснока завёрнутые в плёнку корешки. Имбирь. Цены нет.

— И почем у вас нынче имбирь? — спрашиваю.

— Полторы тысячи. Недавно ещё был 700 рублей, так весь расхватали.

В свёрточке 106 г ставшего внезапно таким востребованным корня. С другой стороны, не 3999-90, как на ценнике, который гуляет по соцсетям, и не 7500, как, по слухам, в Москве. А вот лимоны, несколько дней назад стоявшие ящиками, по цене свыше 400 рублей за кг, практически испарились. Остался один. Притулился скромно в углу коробки с мандаринами.

Милые, милые наши полицейские

В другую аптеку, которая подальше, я добирался 15 минут. Сильно пересеченная местность… Но всё-таки вылавировал. Идти пришлось вплотную к домам, потому как иначе подвергаешься угрозе либо утонуть в грязной луже, либо быть окаченным из нее же проезжающим транспортом.

Навстречу пробирался полицейский патруль. Невольно подумалось, что вышел в путь я без документов, и заступил уже за стометровый круг, поэтому могу быть подвергнут задержанию и штрафованию. Хоть телефон с собой, а там есть скан-копии приказа по редакции и справки по установленной Указом губернатора форме. Но полицейские только расступились, пропуская меня.

Упаковку вскрываем и продаём по одной в руки

В этой аптеке перекись была. Хоть залейся. Заодно и салфеток бактерицидных купил, запас подходил к концу. И с тем же извинением за глупый вопрос поинтересовался насчёт масок.

— Масок нет. Бывают к вечеру, в четыре-пять. Привозят немного. В упаковке по три штуки, вскрываем и продаём по одной в руки.

— И что, очередь выстраивается, народ толпится?

— Бывает.

В аптеке полосками ограничен подход к окошку. Красными кругами отмечены расстояния по полтора метра. Кроме меня в помещении было ещё двое. Старались держаться на кружочках.

Мука кончилась

Магазин федеральной сети, что «у дома». Всё как обычно. Почти. Люди друг друга сторонятся. Если стоишь у полок, мимо стараются не проходить, пока не отойдёшь. На многих маски. Некоторые в перчатках.

Опаньки. Полка с мукой стоит практически пустая. Четыре пакета с ржаной. И два с пшеничной. Дорогой, из которой получается такой пышный хрустящий французский хлеб — нет. Ну, может, мне так повезло, а на складе её полно, и через полчаса подвезут… На кассе сказали, что кончилась мука. Только то, что на полке.

Всем предлагается воспользоваться

Возвращаюсь в свой, дозволенный указом, магазин. С мукой тут тоже не густо. Сорт один. И расфасовка одна. Килограммовая. Берём. Одну. На всякий пожарный. Кстати, крупы, и даже ставшая символом коронавирусной паники гречка, в наличии. А вот чёрная редька не встречается в торговых точках уже третью неделю. Тоже, что ли, ингибитор?

— Имбирь-то что же не взяли? — интересуется продавщица в маске и перчатках.

— А и не брали никогда. Нечего и привыкать, — говорю.

Да, проблем немало, но позитивчик все же есть. При входе в торговый зал магазина местной, не федеральной сети, на кассе лежит пакет с одноразовыми перчатками. И бутылка с пульвером, в которой плещется дезинфицирующая жидкость для рук. Всем предлагается воспользоваться. Многие прибегают.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: