Реформа школы государству не нужна

Живу рядом со школой. Окна выходят прямо на стадион и мосточки, по которым разновозрастная ребятня плетется за знаниями и несется обратно. Давно привыкла к зычным командам физруков и многокрасочной палитре детских голосов. Но позавчерашний звукоряд вошел в полный диссонанс с предыдущим жизненным опытом. В открытое окно лилась спокойная учительская речь, а детских голосов почти не было слышно.

Салтыков-Щедрин избавит от объяснений

Это заставило взглянуть на происходящее. Картинка удивила. Стадионная трава была устлана туристическими «пенками», на которых в фантазийных позах возлежала мелкая ребятня и что-то рисовала. Такой небанальный для нынешней школы подход к урокам изобразительного искусства изумил. Прежде такое наблюдала только в заграницах.

Грешным делом, подумала, что в российской школе что-то поменялось в лучшую сторону. Но опрос убил надежду. Знакомые учителя высказали несколько версий: «кабинета свободного не было», «погода была хорошая», «это группа продленного дня».

Как раз в это самое время по телеканалу «Культура» ученые, педагоги, библиотекари спорили на тему школьного обучения литературе. Мнения были разные. От радикального насаждения определенных классических произведений до свободы волеизъявления каждого ученика в выборе того, что читать. Сходились все только в одном – учить по старинке нельзя! Непродуктивно и глупо вталкивать в детские головы то, что никогда не пригодится.

Что касается литературы и истории, то это предметы стратегические. Ну, переписывание истории в нужных целях – притча во языцех. А вот что касается литературы… тут ведь тоже все непросто. Именно она формирует человека с определенной позицией. И, если учитель сам будет волен выбирать классику для изучения, то для системы возникает риск. Поэтому, кто ж ему позволит?

К примеру, простое чтение Салтыкова-Щедрина на уроках, избавит от объяснения детям принципов российской действительности. Параллели сами выстроятся в умах. Кто подзабыл, перечтите хотя бы: «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» или «История одного города». Там весь современный расклад, как на ладони.

Поэтому, одних писателей не пускали в школьную программу в СССР, перед другими — современный шлагбаум.

Библия, как алгоритм

Что касается чтения вне идеологии, тут тоже варианты. Ученые интеллигентно сцепились в споре по поводу списка обязательной классической литературы. Давать всем один базовый список литературных произведений или читать без списка, то, что нравится. К общему знаменателю так и не пришли.

Потому что и то, и другое верно. Нельзя лишать выбора, но и без столпов не обойтись. Кроме того, существуют какие-то общечеловеческие ценности, с которыми стоит знакомить. Но никто не пришел к выводу, что предмет «Литература» можно разделить на три равные части. Одна – обязательная, с великими классиками, другая – на выбор, из огромного списка хороших книг. Третья – историческая литературная база народов мира. К примеру, мифы, легенды.

В частности, хочется сказать о Библии. С которой вот уже целый век у школы отношения напряженные. Я сейчас не о религиозной составляющей. Потому как дети в школе разного вероисповедания. Я о Библии, да простят меня христиане, как о литературно-историческом произведении, алгоритме понимания живописи, музыки, поэзии и прозы, и любого другого творчества. Библейские сюжеты повсюду. А понять и насладиться всем этим можно, лишь имея какие-то знания предмета.

Врубель Михаил Александрович «Шестикрылый Серафим»

Не забыть, как учительница литературы пыталась объяснить нам, пионерам-атеистам, кто такой шестикрылый Серафим, и с какого перепугу явился он Пушкину на перепутье.

Финская система может «родить» Ломоносова

Не только мы, весь мир в раздумьях по поводу образования. Везде реформы. Тетради меняют на компьютеры, учебники на планшеты, письменные буквы на печатные. Вот финны, образование которых считалось одним из лучших, затеяли недавно перестройку в школе. Решили отменить обязательные предметы, заменив процесс обучения на тематический. Эксперимент уже пошел. Многие педагоги против, но в 2020 планируется перевести на новую систему всю страну.

Принцип примерно таков. Выбирается тема, которую хотят изучить дети в ближайшие недели, и прорабатывается с разных сторон. Например, лес. И тут уж от ягоды-малины до современных конструкций из дерева и технологий, выстроенных на свойствах мха. И география с литературой здесь же, и ручной труд с историей и даже физкультура с кулинарией, с применением иностранного языка. Физика с химией тоже на каждом шагу, живопись с музыкой где-то рядом. Знания даются не как оторванная от жизни теория, а всё на практике, с исследованиями, аналитикой, личными для каждого творческими поисками истины и с применением в быту. Своеобразная лаборатория.

Так и с литературными произведениями. Лучше понимается книга, когда читаешь ее, изучая нюансы тех эпох, о которых и в которых она создавалась.

Эксперимент интересный. Со своими подводными камнями, конечно. Учителей-предметников приходится переучивать на синтетических педагогов, которые способны выдавать знания из разных сфер. Перестройка помещений в школах требует затрат. Организация пространства должна быть свободной и мгновенно изменяемой под потребности.

Но, почему-то кажется, что гениев, подобных Пушкину, Ломоносову, Ньютону в таких школьных системах легко можно «родить». А в нашей – нет.

До авторской педагогики мы так и не доковыляли

Наше образование давно в тупике. Стандарты, как тюрьма, лишают всех свободы. Ведь невозможно бесконечно вталкивать в ребенка знания, полученные человечеством за эру текущую и часть предыдущей. Потому как в нынешнем столетии каждый год приносит столько открытий, что в 19-м и за 50 лет не собиралось, а в 20-м — за 20. Но метода обучения с прошлого века мало изменилась.

Вот и тащат ежедневно мимо моего окна свои огромные портфели нынешние школьники. А еще сменку и физкультурную форму. Последнее часто на шее. И, оттрубив пять-семь уроков, волокут измотанные организмы домой, чтобы сесть за немаленькое домашнее задание. Когда вижу эту мизансцену, всегда вспоминаю про статистику здоровья детей. Там все цифры нехорошие.

Мало того, школа наша была и есть – диктаторская. Надо делать то, что велят. В таком положении и дети, и сами учителя. И нет лазейки для маневра. Мы год за годом растим оловянных солдатиков, умеющих четко выполнять приказы, не умеющих анализировать происходящее и аргументированно отстаивать свое мнение. Втиснутые в черепную коробку знания не работают. Нет, свободно мыслящие люди выходят и из нашей системы, но не благодаря, а вопреки.

Кроме того, гуманитарий по-прежнему немеет при виде физических и химических формул, технарь в ужасе от склонений и спряжений. И те, и другие терпеть не могут лыжную физкультуру. А выбора практически нет – программа для всех одна. Должен знать каждый предмет от сих до сих. До дифференцированного обучения, как и до авторской педагогики мы так и не доковыляли.

Зато бесконечная армия чиновников от образования, которым до детей и учителей нет никакого дела, каждый день огромными партиями производит документы, формуляры, графики, запреты, мероприятия со сроками исполнения «еще вчера». И рассылает их через министерства и управления по школам. В этих цунами давно утонуло все живое. Зато галки о проделанной работе у высоко оплачиваемых образовательных чиновников расставлены по местам, иллюзия бурной деятельности создана.

Доказано, без домашнего задания можно обойтись

А ведь даже в советские времена школа была живой. Учителя-новаторы не переводились. Как и эксперименты в образовании. В моей родной школе мы прошли через несколько экспериментов. И все оказались удачными. Наше поколение, к примеру, было избавлено от перьев и чернил. Каллиграфия освободила учебные часы. И, в результате, начальная школа уместилась тогда в три года, вместо четырех.

Да, моя мама и учительница русского языка, что взяла нас в четвертом классе были недовольны. Говорили, что пишем мы как кура лапой. И что? Больше за всю свою жизнь я не встретила ни одного человека которому был бы важен мой почерк. Зато года лишнего труда над выведением правильных петелек и хвостиков не было в моей жизни.

Система Шаталова (запоминание через опорные сигналы) позволила двум девятым классам моей школы пройти двухлетний курс алгебры и геометрии за один год. В 10-м — программа первого курса ВТУЗа. Чтобы мы не тратили времени на переписывание конспектов с доски, а это до сих пор бич школы, учитель откатывал на ротапринте конспекты каждому из 60 учеников ежедневно. А в советские времена это было, мягко говоря, непросто.

Экзаменационную работу оба класса написали за полчаса. Практически без ошибок. А на нее четыре часа отводилось. В технические вузы все поступили легко. Гуманитарные мозги эта система тоже, уверена, настроила и в порядок привела. Нам-то повезло. Только система Шаталова тихо сошла на нет. Вместе со отправившимися в бизнес педагогами 90-х.

И, конечно, самый приятный школьный эксперимент — год без домашнего задания. Педагоги тоже приняли его в штыки. Хотя, с программой все справились. Значит, доказано, без домашнего задания можно легко обойтись. И освободить драгоценное время детства для приобщения к культуре и спорту, другому развитию. Пусть даже в тех же школьных стенах.

Но, почему-то кажется, что реформа школы государству не нужна. И даже… наоборот. Человек мыслящий, анализирующий и делающий выводы верхи всегда напрягает. Хотя, видимость реформирования обязательно будет создаваться.

Вот свежая видимость — с этого учебного года решили внедрить в систему уроки игры в шахматы… То, что снова занятие сидячее, чиновникам и в ум не пришло. И кто будет преподавать, какая польза от занятий с непрофессионалом, значения не имеет. Главное – дёшево. Никакого оборудования, окромя бумажных клеточных полей да фигурок.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: