Северные магниты Рашида Сагадеева

Есть выставки центральные, бурные, с эпатажем, манифестами и фуршетами. А мне милей — камерные с тёплыми разговорами и уютным чаем. В одностолпной палате Гостиных дворов сегодня открылась именно такая выставка Рашида Сагадеева — «Кенозерская мозаика».

Домика нет, а отражение в реке живет

Заслуженный работник культуры России, педагог, научивший видеть красоту мира не одно поколение юных художников, живописец, создатель ледяной, снежной и огненной скульптуры, представлявший свои работы половине мира, уроженец Архангельска, мастер Каргополья… И это всё о нём.

В небольшом выставочном зале Рашид Махмудтович показал 30 картин, объединённых одной темой. Разные годы, разное настроение, разная погода. Одинаково только одно — любовь к Кенозерью.

Во время своего житья в Каргополе, на протяжении почти 20 лет, Рашид Сагадеев исходил пешком и на лодке территорию, ставшую потом Национальным парком. Всё в лагунах, заливах, островках, изрезанное мысами Кенозеро стало любимой моделью художника.

Начиная с 1983 года, зимой и осенью, весной и летом, в мороз и распутицу, в зной и в дождь рождались на пленэре этюды, ставшие потом картинами, и возникали под кистью мастера картины, написанные, по вдохновению и в силу обстоятельств, одним духом. Некоторых кенозерских деревенек уже и нет, а на картинах Сагадеева они живые.

Несколько домиков стоят на косе, в воде отражаются. А напротив одного отражения нет домика. «Не встраивался он композиционно, тесно от него остальным было. Закрасил. А про отражение забыл, — рассказывает Рашид. — Потом только мне на ошибку указали, а я исправлять не стал. Показалось это символичным. Отражение того, что уже ушло. Вот так — специально не хотел, а вышло со смыслом. Провидение». Это он о картине «Белая ночь».

Картина приходит сверху

А еще выставка показала, как, всё-таки, глубоко в нас сидит культурный слой. Ведь когда пишешь, не думаешь, сделать как у Ван Гога, или как у Левитана. А закончишь полотно, и вдруг выглянет из марева сенокоса Клод Моне, под мозаикой низких облаков услышишь трубный клич рыловских лебедей, в румяном снежном морозном утре блеснут круглые очёчки Грабаря.
— Картина приходит сверху: что-то в тебя проникает через маковку, идет сквозь душу, наполняет руку и стекает с кисти, — считает Сагадеев. — А потом разливается вокруг и возвращается наверх, на суд.

Вот и подумаешь, на картине «Свет», откуда и куда он идёт, этот звёздный столп? И сам себе ответишь — да в обе стороны.

Прямая речь

Рашид Сагадеев, художник:

— Мы путешествуем сейчас по многим странам, стало доступным и очень дальнее зарубежье. Я тоже по миру поездил. Но наш русский Север имеет такую притягательную силу, с которой ничто не сравнится. Куда бы не уезжал, хочется вернуться обратно. Вот такие здесь, на Севере, магниты заложены. Есть на Кавказе озеро Рица. Красивое. Но по красоте оно с нашим Кенозером и рядом не стояло. Кенозеро — это место силы, которое притягивает тебя тем больше, чем глубже ты его узнаёшь.

Справка

Рашид Сагадеев — художник, скульптор, автор архитектурных проектов.

Родился в 1960 году в Архангельске.

Заслуженный работник культуры РФ. С 1993 года — член Международной ассоциации изобразительных искусств — АИАП ЮНЕСКО (Союз художников России).

С 1983 по 2002 год жил в Каргополе, преподавал в «Детской школе искусств». С 2002 года — в Архангельске. Работает преподавателем в «Детской художественной школе №1».

Произведения находятся в Каргопольском историко-художественном музее, частных коллекциях в России и за рубежом.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: