Малошуйка: чмуха для усопших – Северные Новости

18+

.

Малошуйка: чмуха для усопших

Малошуйка: чмуха для усопших

Всё началось лет десять назад. Оптимизация российского здравоохранения катком прокатилась по Архангельской области, зацепив по дороге не только живых, но и мёртвых. Для проведения патолого-анатомической экспертизы тела умерших теперь нужно возить в лицензированные отделения больниц. А они у нас зачастую находятся за сотни километров. И благо, когда к отдаленному населенному пункту есть хоть какая-то дорога. А если её нет? Или она только железная, как, к примеру, в Малошуйке?

Для морга приспособили «Помещение для отходов»

Больница в онежском посёлке Малошуйка только по имени громко называется — Малошуйская ГОРОДСКАЯ больница. Сегодня это структурное подразделение Онежской ЦРБ, в котором работают несколько фельдшеров и один врач, она же руководитель подразделения, она же стоматолог.

Здание больницы — приспособленное. На закате Советской власти строили в посёлке профилакторий. Но потом посчитали, что Малошуйке нужнее больница. Старая-то совсем разваливалась. И в 1987 году здание, построенное по типовому проекту профилактория, стали приспосабливать под нужды лечебного учреждения.

В то время в Малошуйской больнице ещё действовал стационар. И люди, случалось, там умирали. В палате же тело не оставишь, значит, нужен морг. Помещение выделили. Небольшое, буквально два на два метра, но туда подведена вода и там была батарея отопления. Маленькая, но всё же. Как это ни цинично звучит, приспособили для морга… «Помещение для отходов» при пищеблоке. С общей вентиляцией.

Вот там-то одно время и производили вскрытия. Само собой, своего прозектора в Малошуйской больнице не было. Приезжал из Онеги. Нынче же и в Онегу, говорят, приезжают патологоанатомы из ближайших крупных городов, по договору.

В случае наступления смерти вне медицинской организации направление на патолого-анатомическое вскрытие тел умерших организует врач (фельдшер) медицинской организации, в которой умерший получал первичную медико-санитарную помощь, либо медицинской организации, осуществляющей медицинское обслуживание территории, где констатирована смерть.

Приказ Министерства здравоохранения РФ от 6 июня 2013 г. № 354н «О порядке проведения патолого-анатомических вскрытий»

Патологоанатому ездить в посёлок запретили

В 2011 году был принят закон, по которому морг в Малошуйке перестал соответствовать требованиям, предъявляемым к такого рода отделениям. И вот Министерство здравоохранения Архангельской области, на основании установленных законодательством Российской Федерации в сфере охраны здоровья полномочий, определило «патолого-анатомические бюро, в которые должна осуществляться доставка тел умерших». Для Малошуйки — в Онежскую ЦРБ. А патологоанатому ездить в Малошуйку запретили.

Прямая речь

Ольга Николаевна Теплова, руководитель структурного подразделения Онежской центральной районной больницы «Малошуйская городская больница»:

— Когда в посёлке или окрестных деревнях происходит летальный случай, участие нашей больницы соответствует предписаниям законов и нормативной базе Министерства здравоохранения. Фельдшер производит освидетельствование, констатирует смерть и на месте решает, может он выдать справку о смерти или нет.

В справке о смерти должны быть указаны, в соответствии с законодательством, основное заболевание и непосредственная причина смерти, и сопутствующие заболевания, оказавшие влияние на основное заболевание. То есть конкретные диагнозы.

Если пациент наблюдался у медиков, его хронические заболевания и их осложнения известны, то, как правило, проблем с выдачей справки о смерти не возникает. Все несчастные случаи, ДТП однозначно подлежат вскрытию. Проблемы возникают в том случае, когда тяжёлое хроническое заболевание не диагностировано, вне зависимости от возраста. Это случается, когда человек длительное время не обращался за медицинской помощью. Либо в силу возраста, он считал себя здоровым и не видел необходимости в обследовании.

Бывает, что человек по каким-либо причинам отказывается от медицинского обследования и лечения. И вот тут-то возникает ситуация, когда тело нужно везти в райцентр. Но на этом этапе участие больницы заканчивается. Направление на экспертизу выписывает полиция.

Дороги к Малошуйке нет, автомобильного моста через Онегу тоже нет. Есть только железная дорога.

Гроб с телом чаще всего кладут боком

Тут и заканчивается участие государства в проводах своего гражданина или гражданки в последний путь. Транспортировка тела в патолого-анатомическое отделение ложится на плечи родственников и друзей покойного.

К полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья относятся: организация проведения медицинских экспертиз…

Статья 16 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

За год в Малошуйке и ближайших поселениях умирает, вместе с криминальными случаями, около сорока человек. И процентов тридцать тел нуждаются в медицинской экспертизе. Вот уже больше 10 лет жители посёлка Малошуйка обращаются во все инстанции с просьбой организовать доставку тел умерших в Онегу. Обращались в районную администрацию. Обращались к Игорю Орлову, когда тот прилетал в посёлок в 2014 году. Да только толку никакого.

Сейчас же алгоритм действий только что потерявших близкого человека малошуйцев следующий. В Малошуйском депо есть старый тепловоз ЧМЭ-3*. В просторечье он зовётся «чмуха». Тело привязывают к поручням тепловоза снаружи. Заворачивают кто во что горазд — в покрывало, в мешок, в целлофан…

В морге, в Онеге, тело лежит день, два, три, четыре… Бывает и дольше, если привезут в пятницу. За выходные накапливается до 15 усопших, возникает очередь, и тогда вскрытие могут сделать только во вторник.

Обратно покойного везут на той же «чмухе», но уже в гробу, который так же привязывают к поручням. Вот только гроб чаще всего кладут боком, а то не помещается на тепловозе. Родственники и друзья покойного тело грузят, сопровождают, в Онеге отвозят в морг, а потом проделывают обратный путь. Всё делают сами. Поездная бригада денег с них не берёт. Все же свои.

С некоторых пор «чмуху» на «рельсовом автобусе» сменил большой мощный тепловоз. Ни поручней, ни площадок у него нет. Кабина маленькая. Поэтому, когда в очередной раз приходит горе в Малошуйку, тепловоз на станции меняют на «чмуху». Вот только тело отвозят и привозят теперь только ночью. Такое расписание у пригородного поезда. Хоронят, как правило, на следующий день.

Малошуйское кладбище. Дорога направо ведёт на свалку. Она в ста метрах.

Опять что-то пошло не так

Во время прошлогодней поездки в Онегу тогда ещё врио губернатора Александра Цыбульского, в июле 2020 года, на встрече главы региона с общественностью района депутат Облсобрания Эдуард Володенков рассказал ему о дикой ситуации с доставкой тел на медэкспертизу из Малошуйки, Нименьги, Золотухи и других левобережных деревень. И Александр Витальевич дал поручение. Оно вошло в список поручений губернатора по итогам поездки под номером 11. «Подготовить предложения по решению вопроса доставки тел умерших из муниципальных образований «Нименьгское», «Малошуйское», «Золотухское» Онежского муниципального района Архангельской области в районный центр для проведения медицинского освидетельствования».

Срок Александр Витальевич дал до 10 августа 2020 года. И ответственных назначил — главу Онежского района Гришина И.И. и замминистра транспорта Попова Ю.В. Те, видно, что-то предложили, потому как уже в ноябре после приёма губернатором Ивана Гришина, прозвучала цифра в 7,2 миллиона рублей. Именно в такую сумму оценили в РЖД дополнительный багажный вагон для перевозки тел из Малошуйки.

Правительство, казалось бы, деньги изыскало и даже направило документ на подпись губернатору. Но тут что-то опять пошло не так… Во всяком случае, решения по спецвагону нет до сих пор. Чем, кстати, воспользовался один из нынешних кандидатов в депутаты Государственной Думы. Побывав в Малошуйке, он с негодованием рассказал в своем «стриме» о вопиющей ситуации с перевозкой тел на «чмухе». Что говорить, нерасторопность власти всегда даёт повод к критике.

И важно, чтобы теперь, ретивое высокое начальство не начало искать виноватых среди работников железной дороги. Запретить, наказать — первое, что обычно приходит на ум начальнику. А как будут дальше выкручиваться жители Малошуйки, их меньше всего волнует.

***

Но не Малошуйкой единой исчерпывается проблема. И то, что в масштабах области — статистика, для конкретных жителей отдалённых посёлков и деревень — горе. Отношение — они, мол, десять лет возили своих покойников на «чмухе» и ещё годок-другой потерпят, пока мы тут посчитаем да оформим всё законодательно, — уже чревато. Люди, и живые, и мёртвые, такого отношения к себе не заслужили.


Мнение

Геннадий Козлов, житель Малошуйки:

— Выход из положения простой, и не надо его искать. У нас один единственный вид транспорта — железнодорожный, и на «чмухах» всегда возили в Малошуйку всё: диваны, мебель, холодильники, мотоциклы, стройматериалы, памятники и многое, многое другое, всё что может поместиться на ЧМЭ-3. Нельзя? Так пустите багажный вагон.

Да, из Малошуйки нет дороги до Онеги. Но когда зимой есть «дорога жизни» — переправа, то всё то же самое возим на машинах. Вот почему нужна круглогодичная дорога, нужен, хотя бы понтонный, мост, тогда и этот вагон нам будет не нужен.


Комментарий

Эдуард Володенков, депутат Архангельского областного Собрания депутатов от Онежского и Приморского районов:

— Кто-то скажет, мол, больше семи миллионов тратить на 12-15 малошуйских покойников?! Не слишком ли? По полмиллиона?! Возможно. Только ведь не жители Малошуйки такой закон принимали! Но есть и другие решения. Тот же вертолётный чартер стоит 200-250 тысяч. А акционером ОАО «2-й Архангельский объединенный авиаотряд» является правительство Архангельской области. Почему бы не субсидировать авиаторов? Подумать лень?

Я неоднократно обращался в правительство области, к губернаторам — и Орлову, и Цыбульскому — по поводу возведения понтонного моста через Онегу. Даже министра транспорта специально туда вывозил, на место, чтобы показать и убедить. Ни один не против, все за. Но решения никто принять не хочет. Может, потому что это не касается ни их самих, ни их родных и близких? Получается, что люди для архангельской областной власти — мусор.

Огородились чиновники от людей полномочиями и компетенциями. Пассажиры — живые, они в полномочиях региональной власти. А усопший — он уже для чиновников «Груз 200». А доставка грузов отнесена к полномочиям муниципалитетов. Денег же на исполнение в муниципальном бюджете нет. И область их никак за десять лет предусмотреть не может. В голове не укладывается, как так можно к людям пренебрежительно относиться!


Справка

* ЧМЭ3 (читать: чмэ-три, чехословацкий маневровый (тепловоз) с электрической передачей, 3-й тип) — тепловоз для поставок в СССР производства чехословацкой компании ČKD Praha.

 

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поддержать проект

Уважаемые читатели! Вы можете оказать финансовую поддержку авторам «Северных Новостей» простым перечислением любой суммы на ваше усмотрение. Деньги пойдут на поддержку сайта (домен и хостинг), а также на гонорары авторам. Кроме того, если вы хотите поддержать автора конкретной публикации, вместе с переводом пришлите заголовок статьи в форме ниже. Обратите внимание, в форме вы можете написать комментарий, а также изменить сумму доната на любую другую.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: