Правнуки решили оживить деревню предков

Анастасия Худякова

В Архангельской области, а если точнее, в пинежской глубинке есть такая старинная деревня — Каскомень. Первое упоминание датируется 1623 годом. Более трех веков она процветала. Активно строилась и расширялась. Семьи большие, люди работящие.

Каскомень просто сняли с учета

Процветание закончилось в конце 70-х годов ХХ века, а если быть точнее, в 1978 году. Народ оттуда просто переселили. И исполнительный комитет областного Совета народных депутатов решил снять населенный пункт под названием Каскомень с учета.

Сейчас там никто не живет. Но вот уже четвертый год подряд каждое лето Каскомень собирает у себя гостей – внуков и правнуков тех, кто родился и вырос в этой деревне. Потомки каскомён говорят, что город родственные связи разрушает, а их деревня может восстановить.

И так повелось, что накануне лета несколько месяцев они делают для своей исторической родины добрые дела. В прошлом году установили памятник участникам Великой Отечественной войны. На нём 126 имен. Имена героев искали целый год. Через земляков и в интернете. На домах участников Великой Отечественной установили звезды.

Уже составлен список жертв политических репрессий. Теперь идет работа по сбору сведений о детях войны.

Восстановили колодец, поставили крест

В июне этого года в деревне поставили поклонный крест. На том месте, где несколько веков назад стояла часовня во имя святителя Николая Чудотворца. Освятили. И все это благодаря пинежской инициативной группе.

Её силами был восстановлен колодец, который раньше считался памятником северной архитектуры. Он просто необходим в летний период. Особенно для тех, чьи дома далеко от реки. Колодец почистили, восстановили сруб. Но «журавля» в наше время решили не ставить.

Праздник деревни в этом году совпал с Днем рыбака. А рыболовство в Каскомени раньше было в почете. С рыбалки без улова не возвращались. В здешних водах водятся и щука, и налим, лещ. И, конечно же, как писал пинежский писатель Федор Абрамов, самая нарядная рыбешка северных рек – семга! И гости смогли нарыбачиться вдоволь. Ведь Пинега здесь из всех окон видна, рукой до неё подать.

Потомки выходцев из этой деревни живут в разных уголках России. Но сейчас их объединило одно общее дело – сохранение памяти о своей малой родине. Деньги на возрождение собирают по кругу, кто сколько может. Местные предприниматели инициативу тоже поддерживают. Кто деньгами, кто техникой, кто бензином или стройматериалами.

О Каскомени

Бабушка согреет самовар, напечет шанег…

Татьяна Ярошенко, поселок Новолавела, 59 лет. С 2008 по 2016 год работала главой администрации МО «Лавельское». Сейчас на пенсии. Член инициативной группы.

— Это деревня, где родился и жил мой дедушка. Помню, как в детстве приезжала туда. Первый наш проект, который мы реализовали «Дом со звездой», был в 2017 году.

А начали мы работу так. Мне позвонил руководитель поискового отряда «Факел» Пинежского района Мирраб Азадов и спросил, какие деревни еще не охвачены этой акцией. И предложил нам подключиться к этой задумке. Всем, кому позвонила и пригласила к участию в проекте, никто не отказался. Так возникла наша инициативная группа для добрых дел в Каскомени.

У нас уже был список участников Великой Отечественной войны, ведь благодаря проекту «Дом со звездой» мы эти сведения собрали и установили пятиконечные звезды на дома героев. А потом уже не хотели останавливаться. Собрали деньги на памятник тем, кто ушел на фронт и установили его в 2018 году.

Людмила Ранцева, поселок Ясный, 56 лет. Директор Ясненского культурного центра.

— Мои мама и папа родом из этой деревни. Там они встретились, но потом оттуда переехали. Но бабушки жили там. Деревня была жилая. Была школа, библиотека, клуб – кино показывали.

Дядя, Глеб Родионов библиотекарь. Дома у него была библиотека, а в клубе он показывал кино. Это у бабушкиной сестры муж. И мы всё детство проводили в деревне. Внуки были и у одной бабушки, по линии мамы, и у другой, по линии папы. Детворы много, а потому — весело.

Бабушка Агафья — староверка, жила без радио и света. Спала на соломенном матрасе, готовила в печи, молилась. Всё так экзотично. А мы жили в поселке Шилега. Не поселок, а сборная СССР. Столько там культур намешано. Пожилых людей не было, всем родителям по 25 лет и мы — дети. Когда мы приезжали из Каскомени, на деревенском языке разговаривали. Обгорелые все, одни глаза белели и волосы.

Что касается первого праздника в 2016 году, то помню, не могли с датой определиться. И провели спонтанно.

Нам надо, чтобы наши дети подружились. Они живут в одном городе, ездят рядом, в одних поездах. Но не знают, что они – родня и из одной деревни. Инициативная группа делает большую кропотливую работу. Все фамилии собрать, даты. Это не каждый сможет.

Владимир Тихонов, поселок Новолавела, 63 года, пенсионер. Последнее место работы – помощник главы администрации МО «Лавельское». Член инициативной группы.

— В Каскомени жили родственники жены. Но в детстве я там бывал, бабушка там жила. На праздники ходили, на Петров день. Помню, как местные жители шли с гармонью по деревне. Со слов родителей, дедушек и бабушек, все знают, какая деревня была.

Те люди, которые там жили, заслуживают, чтобы о них помнили. Деревня была красивая, богатая. Мне эта деревня нравится, а еще больше понравилась, когда стал изучать ее историю, в интернете искал, штудировал писцовые книги разных лет. Стал внимательно изучать, когда памятник решили устанавливать участникам Великой Отечественной войны. Искали сведения о тех, кто ушел на фронт.

Алексей Мерзлый, поселок Новолавела, 61 год, пенсионер. Работал в компании «Ростелеком». Член инициативной группы.

— Моих корней там нет, там корни жены. Поэтому я езжу туда помогать. Каскомень всегда навещали. Раньше еще чаще ездили – на сенокос, из колодца-журавля воды набрать и попить чаю из самовара, в Пинеге покупаться. Сейчас участвую в проектах. Нужно увековечить память деревни.

Александра Богданова, деревня Явзора, 80 лет, пенсионерка. Работала в ОРСЕ экономистом.

— Мой отец Яков Леонтьевич Родионов родом из Каскомени. У них семья большая была. Когда он женился на моей маме, то переехали жить в соседнюю деревню Явзору.

Мама там жила одна со своей матерью. Отец был на Финской войне, потом на Великой Отечественной. Мы часто бывали в Каскомени, в гостях. И сейчас ездим туда.

Избу перевезли в Явзору, а двор (поветь) там остался. Теперь мы, если ездим, то на повети располагаемся. Сейчас в Каскомени родственников нет. Разъехались по разным местам. Девчонкой бегала туда на танцы, в клуб.

В деревне Николу и Петров день отмечали. Ходили с гармошкой и пели песни. Раньше народу было много… весело. Были и зажиточные люди в Каскомени.

Наши родители там жили. Брат женился в Каскомени, и я там выходила замуж, муж оттуда. У нас многое связано с этой деревней. Только там работы не было, поэтому там не жили. Деревню признали неперспективной, и всё там заглохло. Кто не из этих мест, говорят, деревня пустует, зачем там что-то делать сейчас. Но это на память, чтобы хотя бы просто встретиться.

Галина Пентюшенкова, поселок Ясный, 59 лет. Ответственная по административно-хозяйственной части в Усть-Покшеньгском леспромхозе.

— У меня в паспорте записано, что я родилась в этой деревне. Мама и папа из Каскомени. Бабушка по маминой линии — староверка. Дом у нас большой был, сейчас только поветь осталась. Роды у моей мамы принимали бабульки. Раньше в больницу не возили. Я родилась в жаркий день 9 мая 1960 года. А когда меня поехали в августе регистрировать, то записали на 8-е. Я два дня день рождения отмечаю.

Потом мы переехали оттуда. Но лето всегда проводили у бабушки в деревне. Всё лето у нас была обязанность – травы наносить корове. С пяти лет мы вовсю работали. А теперь возим туда детей.

В позапрошлом году была ситуация. Дети встретились в Каскомени. В городе работают, знают друг друга, а что их предки из Каскомени, узнали на этом празднике. Было такое удивление. Внучка у меня спрашивала: «Бабушка, это что наше родовое место?»

Каскомень – редкая деревня, где дома окнами на речку стоят в один ряд. А какие гулянья раньше были! На поветь залезем и смотрим, кто с кем, обнявшись, идет из клуба. Еще с гармошками ходили по деревне. Как вот показывали в фильме «Девчата». А все, что задумывает инициативная группа – очень замечательно. Благодаря таким проектам и праздникам люди начинают задумываться, откуда их корни. Город разрушает родственные связи.

Ирина Родионова, 43 года. Главный бухгалтер в Пиринемской общеобразовательной школе.

— Оттуда моя мама родом, бабушка и дедушка. И у мужа оттуда мама и папа. Дедушка уходил на фронт из этой деревни. Мы с детства каждый год ездили в Каскомень. Мы с мужем с детства знали друг друга, играли вместе. С бабушкой в лес ходили за грибами и ягодами. Вставали рано. Бабушка согреет самовар, напечет шанег, возьмет с собой всё, чтоб перекусить, и мы идем за реку в лес. Сестры и братья сюда тоже приезжают.

Дарина Родионова, 10 лет, школьница, дочь Ирины Родионовой.

— На празднике этим летом я исполняла песни из своего ранее подготовленного репертуара. В Каскомень езжу с рождения. Сверстники приезжают редко, в основном мы там бываем с мамой и папой. Мне нравится в этой деревне.

 

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: