Я бы хотел разрисовать Краснофлотский мост – Северные Новости
...


Я бы хотел разрисовать Краснофлотский мост

Я бы хотел разрисовать Краснофлотский мост

Лурдэс Задокс

Граффити и стрит-арт давно прописались в городских ландшафтах. А ведь еще буквально несколько лет назад их воспринимали как акт вандализма. Сейчас во многих странах мира это средство достижения хайпа (популярности). И их активно используют в рекламе, оформлении офисных пространств и даже жилых домов.

Мы решили выяснить, насколько легализованы граффити и стрит-арт в нашем городе, и кто уже пользуется услугами уличных художников.

ЖКХ отстаивают свой “чистый интерес”

Каждый человек, живущий в большом городе, так или иначе сталкивается с многочисленными рисунками/граффити, нанесенными на всевозможные поверхности городского ландшафта… кого-то они завораживают, а у кого-то вызывают неприятие и даже отвращение.

Граффитчики (или райтеры) — именно так называют уличных художников, воспринимают город, как полотно для выражения себя и своих позиций. И ежедневно они тайно оставляют нам свои послания, которые не всем понятны… Ведь в массовом сознании укоренилось представление о граффити исключительно как о вандализме. Скорее всего это атавизм советского менталитета.

Поэтому с такими художниками часто ведется борьба. А компании ЖКХ, которые пытаются отстоять свой “чистый интерес”, граффити обычно просто закрашивают.

Но в последнее время уличное искусство как в мире, так и в России постепенно перестало ассоциироваться исключительно с вандализмом и переросло в мощное комьюнити, влияющее на тренды массовой культуры и даже бизнес.

В 1980-е годы была выдвинута теория разбитых окон, согласно которой дом, где есть хоть одно разбитое окно или граффити на стене, ждал тотальный развал, если стекло срочно не вставить, а граффити не закрасить. Но в нынешнем веке эта теория по отношению к граффити уже не работает. Мы обратились к главному художнику нашего города, райтерам (граффитчикам/стрит-артистам) и культурологу, чтобы выяснить, что повлияло на отношение общества и властей к этому явлению.

Теория разбитых окон

Теорию сформулировали американские социологи: Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг. Произошло это в 1982 году. Они говорили о том, что «преступность — это неизбежный результат порядка». И если проходящие мимо люди заметят, что где-то разбито стекло и ничем оно не заделано, то вскоре будут разбиты и другие окна… а чувство безнаказанности распространится по всему кварталу, рассылая повсюду свои вандальские сигналы. Сигналы, призывающие к ещё более серьёзнымпреступлениям.

В 1969 году американский психолог Филип Зимбардо провёл эксперимент, в котором он припарковал две одинаковые машины без номеров на разных улицах Штатов. Одну — в неблагополучном районе Бронкса, а вторую — в Пало-Альто в Калифорнии, где живут, в основном, состоятельные люди. Буквально за несколько часов первую машину разворовали, забрав колёса, радиатор и даже часть салона.

Вторая же машина стояла нетронутой… но всего неделю, пока Филип Зимбардо не взял молоток и не разбил одно из окон. Пару часов… и машину, что стояла в благополучном районе, нельзя было отличить от той, что пострадала в Бронксе. Она была полностью разобрана на детали и перевёрнута вверх дном. Самое интересное в этом опыте, что сделали всё это со второй машиной не хулиганы из неблагополучных районов, а благопристойные местные жители…

Так социологи и психологи американского университета пришли к выводу, что поведение граждан зависит не только от воспитания, но и от окружающей среды.

Поведение людей зависит не только от их воспитания и убеждений, но и от окружающей обстановки. Если мы видим вокруг себя следы разрухи — разбитые окна, горы мусора, граффити на стенах, — мы автоматически заключаем, что социальные нормы здесь не соблюдаются. А значит, и нам их соблюдать необязательно.

Убрали урны и повесили рекламные листовки на рули

Многие исследователи начали проводить похожие эксперименты. Например, нидерландские социологи провели серию любопытных опытов. С велосипедной стоянки возле магазина они убрали урны и повесили рекламные листовки прямо на рули велосипедов. Суть эксперимента была такова: сколько человек бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняются и унесут с собой… Стена магазина, возле которой проводился эксперимент, была идеально чистой. Всего 33% велосипедистов бросали листовки на землю.

Затем эксперимент повторили, но уже предварительно раскрасив стену бессодержательными рисунками… тогда же намусорило 69% велосипедистов.

Тогда началась масштабная борьба с надписями на стенах и мусором сначала в Нью-Йорке, затем в других городах США, а потом и за океаном.

Но сегодня мы в 21 веке. И интересно узнать, что думают различные специалисты и власти Архангельской области о настенных росписях.

Чем больше путей, тем выше мотивация

Михаил Трещев, главный художник Архангельска:

— Стрит-арт пришел из традиционного граффити, которое в Архангельске появилось в начале 90-х. Долгое время уличные художники делали традиционные шрифты и персонажей. Информация приходила с Запада через видеокассеты и журналы.

Интернет ускорил развитие. Во всём мире граффити перешло в легальную форму, в том числе и в галереи. Художники стали экспериментировать с техниками, многие ушли от традиционных шрифтов и стали создавать сюжеты более понятные для широкой аудитории. Часто они носили социальные контекст, отвечали на политическую или социальную повестку. Так появился стрит-арт.

В Архангельске уличное искусство активно развивается последние 5-6 лет. Появляются росписи на больших фасадах. Люди начинают относится к стрит-арту с бОльшим пониманием. Многие мероприятия проходят при поддержке властей с целью поддержать творческие инициативы молодежных сообществ и улучшить качество городской среды. Среди таких проектов можно выделить ежегодный фестиваль «Выходи!».

Проводятся и разовые акции, например, к 9 Мая художники оформили фасад девятиэтажного дома на улице Суфтина. Есть и пример работы с приглашенными художниками. В 2015 году в город приезжал широко известный художник – Маркус Генезиус. Он оформил в своей авторской манере целый фасад на здании художественного фонда Союза художников.

Администрация города ведет борьбу с нелегальной граффити-активностью. Нелегальные рисунки в видовых местах города закрашиваются, это позволяет снизить уровень визуального шума и не превратить город в один пёстрый холст.

Но, если человек обращается с инициативой в администрацию города, предоставляет эскиз и согласие собственников здания, то как правило, проблем с согласованием не возникает. Мы обязательно оцениваем представленный эскиз на предмет уместности при размещении в конкретном месте. Не каждый рисунок подойдет для размещения на фасаде здания.

Количество уличных художников растет не сильно, но сильно растет их уровень. Чем больше появляется путей для творческой самореализации, тем больше мотивация расти в профессиональном смысле этого слова.

Стрит-арт — это свобода

Валерия Зиновьева, специалист по экспозиционно-выставочной деятельности Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера»:

— Я думаю, что если ещё 20 лет назад граффити воспринималось как китч, вандализм и вызов, то сейчас же мы говорим о мастерстве авторов… об их оригинальных замыслах и даже шедеврах легального искусства, без которых мы не представляем городскую среду.

Да, для меня — это современное искусство. В 2014 году в Музейном Объединении был сделан смелый шаг: в уличной галерее консервативного Музея ИЗО появились шедевры стрит-арт художников.

Мы очень долго работали над концепцией проекта, чтобы каждый новый Арт-объект вписывался в контекст музейного объединения. Мы могли бы как-то разрисовать все стены и жалюзи, но в этом ли эстетика? Очень хотелось, чтобы все работы были выдержаны в одном стиле и не раздражали глаз горожан. Но не всё зависит от одной идеи, очень важно ее воплощение.

Работая над нашим проектом, я была уверена в профессионализме художников и качестве их работы. Это был наш заказ художникам. Согласование с администрацией — обязательно. Должен ли оплачиваться труд художника — естественно, даже не обсуждается.

Архангельск сейчас захватил граффити-бум, многие объекты городской среды вовлечены в процесс. Архангельская набережная, городские остановки — не исключение. Некоторые идеи стрит-арт проектов мне нравятся: история нашего города, поморы, Сеня- Малина и даже трамвай. Я считаю, что в стрит-арте должен оставаться «дух свободы художника», его почерк. Но несмотря на то, что стрит-арт — это свобода художественного воплощения… все-таки именно профессионализм его делает искусством.

Все ли стены нуждаются в граффити, вписываются ли они в городской ландшафт? Смешанные чувства вызывает у меня самый популярный объект нашего города — Набережная. На мой взгляд, всё хорошо в меру. И записывать единым, но абсолютно разносюжетным полотном все стены городской набережной- мне не кажется эстетичным. Я считаю, что лучше чистой гранитной Набережной ничего нет.

Иногда есть возможность самовыразиться

Дмитрий Резвый (quickx3k) стрит-арт художник (Райтер/граффитчик

— Сейчас стало очень много всего закрашиваться. Такого никогда ещё не было, чтобы в Архангельске так активно закрашивались граффити, как в этом году! Сейчас пошла волна бафа (баф — перекрытие/закрашивание граффити). Пару моих граффити тоже закрасили, но я к этому спокойно отношусь… так бывает, ничего страшного…

А вот насчёт всяких таких легальных движух, которые приурочены к чему-то, например, к 9 Мая, такое, наоборот, участилось. То есть, получается так: что нелегальные граффити закрашиваются, а всякие легальные штуки на 9 Мая — рисуются.

Постепенно нелегальные граффити становятся более качественными и преображают общий вид города… Начинается это все с тегов, кусков на фасадах жилых домов, а потом… эти же люди начинают делать более качественные вещи… так всегда проходит путь художника… без таких грязных тегов и кусков на здании не было бы тех красиво разрисованных домов, которые мы видим.

Про правительственные заказы: всегда связываются разные люди. Договариваемся на разных условиях, когда интересно рисовать, когда нет; когда эскиз свой или нужно по готовому…

В общем, всё всегда индивидуально. Договорились. Делаем. Иногда есть возможность самовыразиться, даже если тема навязана, все равно есть возможность сделать что-то от души. Кстати сейчас это очень сильно набирает обороты… В данный момент мы находимся на подъеме в плане заказов.

Сколько денег и краски выделяют… я к сожалению, сказать не могу, но если выделяют, то с большим запасом.

Люди относятся к стрит-арту положительно.

Но к граффити шрифтам относятся достаточно скептически, потому что не понимают, что там написано. Но я думаю, что скоро все будут разбирать надписи, если качество работ будет расти. И так, потихоньку, люди начнут интересоваться и разбираться в этом. Потому что сейчас… многие даже не понимают, что написано, а когда уже начинаешь объяснять, что тут написано мое имя и вот это оно означает, то они уже потихоньку начинают вникать… Я думаю, что людей в этой теме надо просто просвещать.

Я бы хотел разрисовать Краснофлотский мост. Весь или кусками… и Ломоносовский ДК. Там тоже есть, где разгуляться. Вот эти два места на которых я вижу, что я мог бы как-то выразиться интересно, и это бы вписалось в городскую среду.

Флегматики предпочитают синий

Глеб Сидорочкин, психолог:

— Цвет воздействует на психику человека. В частности, на работоспособность и настроение. Цвет очень важен.

Знания о цвете систематизированы, обобщены и активно используются. У каждого цвета есть своя частота, которая воздействует на нервную систему человека и, в зависимости от этого, есть свое свойство. Зная определенное воздействие цвета на человека, мы можем улучшать его психоэмоциональное состояние.

Существует цветотерапия – лечение человека цветом. Различные цвета способны стимулировать разные участки головного мозга и гипофиз, который отвечает за выработку гормонов, регулирующих обмен веществ, сон, аппетит, половое влечение и эмоциональную стабильность.

Каждый тип темперамента характеризуется определенным набором свойств нервной системы. Так, флегматики, у которых нервная система сильная и уравновешенная, предпочитают такие же уравновешенные, спокойные цвета (синий, зеленый, серый). А холерики, у которых нервная система не уравновешена, предпочитают яркие цвета (красный, желтый), и порой ядовитые оттенки.

И в каждой культуре цветовосприятие своё. В некоторых культурах нет названия для определенных цветов и, как следствие, люди их просто не воспринимают. Национальные цвета исторически объяснимы и традиционны, они соответствуют характеру и темпераменту народа, окружающей его природе: красно-желто-черные цвета испанцев и спокойные бело-голубые цвета финнов. Чем ближе к экватору, тем большая тяга людей к открытым ярким цветовым сочетаниям.

Например, японские ученые подсчитали, что для нормальной жизни человека в городе улицы должны быть раскрашены не менее чем в 20 цветов и оттенков. В других исследованиях было выявлено, что озеленение города влияет на работоспособность. Зеленый цвет оказывает релаксирующее воздействие.

И, чтобы понять, какие конкретные цвета будут воздействовать на архангелогородцев положительно, а какие негативно, надо проводить исследования.

Что касается исторических причин «серой архитектуры» Архангельска, то, видимо, цвет выбирался с учетом законов фигуры и фона. На белом снежном фоне серый цвет ближе к черному, и выделяется. Но, вполне возможно, что серый материал был просто более дешёвым. Раньше не задумывались, что цвет способен влиять на людей. Сейчас же цветовой фактор можно и нужно использовать.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: