Летние забавы научат визуалов общаться наяву | Северные Новости

Летние забавы научат визуалов общаться наяву

Летние забавы научат визуалов общаться наяву

Коронавирус поставил под вопрос не только школьную программу с экзаменами, он замахнулся на святое… На детский отдых. К которому и так накопилось много вопросов. Позволит ситуация устроить различные лагеря во время каникул или нет, пока непонятно. Но о будущем детского отдыха, в принципе, поговорить нам никто не мешает. Тем более, что лето на подходе.

Детский отдых в нашей стране – тема малоизученная

В самом начале весны мы встретились со Светланой Щёкиной, кандидатом педагогических наук, доцентом Северного (Арктического) федерального университета имени М.В.Ломоносова, чтобы по-новому взглянуть на проблемы детского отдыха в нашей стране и на Севере, в частности. Сфера многогранная, близко знакомая и, как ни парадоксально, малоизученная. Но по проблемам которой в последнее время, как оказалось, уже собираются конференции, проводятся исследования, пишутся научные работы.

 

Разговор получился увлекательным. Вот только самоизоляция и мало предсказуемое будущее отодвинули публикацию на неопределенный срок. И вот мы решили, что теперь – самое время. Даже если каникулы станут невыездными, все равно интересно узнать о принципах правильного отдыха.

У советской ребятни было несколько видов летних забав: к бабушке, в пионерский лагерь, игры в родном дворе, с родителями на море «дикарем» или в санаторно-курортном режиме. Сейчас мало что изменилось. Даже «дикарство» не растворилось. Разве что зарубежные курорты прибавились, да пионерские лагеря, сбросив с себя политический покров, превратились в просто детские.

И организовывали эти детские лагеря много лет кто во что горазд. Несмотря на то, что грубые нарушения всего и вся постоянно находили, что вспышки инфекций тяжких возникали и возникали, что каникулярные школьники «отдыхали», не отрываясь от экранов телефонов, не выходя из палат, порой больше напоминающих тюремные камеры. Государство особенно не влезало в лагерные проблемы. Последним действующим положением в этой сфере до недавнего времени был документ от… 1992 года.

Не прошли по стандартам. Обои наклеены не те

Изменилось все в 2016 году. Как часто у нас бывает… вдруг. Страшная трагедия на Сямозере, в Карелии, где погибли дети, заставила систему меняться.

С одной стороны – отлично! Потому что… ну доколе? С другой – лабиринт. Пожелавшие открыть лагерь попадают в ситуацию, когда куда ни ткнись – тупик. У нас ведь если начнут гнуть в какую-то сторону, то не просто перегиб обеспечат, но и сломают все, мягко говоря, напрочь.

Из крайности кинулись в крайность. Пожарные, медики, транспортники, словом, проверяющие всех мастей перекрывают собственными телами амбразуры тех редких форточек, что изредка попадаются под потолком лагерного лабиринта. И лагерей стало меньше. А туристические практически и вовсе перевелись.

— Приведу последний пример, — говорит Светлана Щёкина, -санаторий «Беломорье», уж, казалось бы, что там может не соответствовать?! На его базе хотели открыть экспериментальную площадку по детскому отдыху. Но… — не те поклеены обои, нужны моющиеся, а не бумажные. Потолки должны быть покрашены, а не побелены. И так далее, и тому подобное. И не прошли по стандартам!

Столичный стандарт качества нам пока не догнать

Тут сразу возник вопрос о существовании общероссийского стандарта детского отдыха, где расписано всё, начиная от начинки корпусов и заканчивая развлекательно-развивающей частью программы пребывания. Светлана Станиславовна просветила.

— Везде разные подходы к организации отдыха. В разных регионах России, кроме основного и общего, имеются и свои стандарты. В Архангельской области их пока нет. А самый продвинутый регион – московский. Дело в том, что там имеется достаточно большая сумма денег на оплату отдыха детей Москвы и Московской области, причём, круглогодично, и родители имеют возможность выбирать.

И для того, чтобы на каждый спрос было предложение, москвичи провели социологическое исследование по нескольким направлениям. Опросили родителей, детей и работающих в лагерях педагогов, какой бы лагерь, с какой обстановкой, те бы хотели.

Стандарты были составлены на основе пожеланий. Кто хочет взглянуть, может набрать в интернете «московский стандарт качества лагерей». Мы взглянули. Там уже есть всё, и ещё больше планируется внедрить.

— Но это столичный стандарт, сделанный для того, чтобы выбирать, с кем заключать договоры, и включать в реестр, кому Москва и Московская область будут организацию отдыха оплачивать. Идея была хороша, и за ней пошли многие регионы. А мы в этом плане далеко отстали, — заявила Светлана Щёкина.

Северянам нужен юг

А чтобы отставание сократить, три кандидата наук, преподаватели САФУ: Светлана Пачина, Светлана Щёкина и Наталья Каданкова сделали первый шаг, написали проект «Экспертно-методический центр по разработке стандарта отдыха и оздоровления детей Архангельской области и Крайнего Севера». В 2019 году проект стал одним из победителей конкурса Фонда Президентских грантов.

Что касается стандарта, то Архангельской области лишь предстоит его разработать. Понятно, средств, в расчете на одного отдыхающего ребенка, будет значительно меньше. Но у нас и подход иной. И он, местами даже лучше столичного. Вот что об рассказала нам Светлана Щёкина:

— Когда мы это обсуждали, решили, а почему бы не привлечь специалистов разных сфер, чтобы они думали, а какие лагеря нам нужны с точки зрения педагогической, медицинской, материальной, чтобы они были лучшими именно для детей с Севера.

Конечно, требования к южным лагерям и к северным разные. К примеру, питание, которые мы можем организовать на юге, более лёгкое, с точки зрения поставки фруктов, овощей. Требования единые, но условия разные. И мы долго убеждали, что экспериментальную площадку надо открывать именно на юге. Северным детям на каникулах нужен юг, море, теплый воздух. В правилах этого нет, но так правильно.

В проект вошли семь экспертов, каждый из которых отвечает за свою сферу деятельности. Я – эксперт по подготовке вожатых и психолого-педагогическому сопровождению. Есть эксперты по психологическому сопровождению, по игровым технологиям и досуговой деятельности, есть по спортивно-оздоровительной, есть по медицине и питанию. Спектр деятельности каждого из экспертов, с одной стороны, индивидуален, а с другой — нас объединяет единая цель.

В гранте мы заявили написание учебного пособия, в котором каждый пропишет свою главу рекомендаций. К примеру, сколько времени ребёнок должен находиться на солнце, какие виды деятельности, какие упражнения на физзарядке, какие усилия нужны именно северным детям.

Учебное пособие должно быть написано к ноябрю, а пока создаются экспериментальные площадки.

— Зарядку в лагере дети обычно не любят. Но она нужна. И эксперты думают, как заинтересовать ребенка физкультурой. Например, почему бы не устраивать танцевальные зарядки, которые могут понравиться. А туда включить конкретные упражнения, которые нужны детям Севера. Но надо готовить к проведению таких зарядок вожатых. И мы уже начали.

А задача физкультурников – подобрать статистику по преобладанию каких-то болезней у северных детей, и соответственно, подобрать комплекс особых упражнений. Чтобы легко, в игре и танце заниматься профилактикой.

И не только для летних лагерей готовим комплексы упражнений. Разработаны уже комплексы с зарядками для помещений под видеосюжеты, где школьники делают упражнения, повторяя движения за мультяшным героем. 

Ну, медицинские обоснования пишут специалисты из минздрава. Моя задача иная. Мое направление – это подготовка вожатого, способного увлечь ребенка интересной спортивной, досуговой, оздоровительной деятельностью. Сегодня — это оно из актуальнейших направлений каникулярной педагогики. 

Очень долго существовало ошибочное мнение, что любой человек, без специального образования, может справиться с работой в детском лагере. Однако, работа с детьми не терпит методов проб и ошибок. Об этой проблеме много говорят, пишут, ее активно обсуждают, однако на сегодняшний день есть только одна попытка научного обоснования – монография «Детский лагерь: организация и деятельность, личность и коллектив». Авторы — кандидаты наук из Новосибирска Наталья и Андрей Данилковы.

Одной из задач нашей проектной команды также стало написание учебного пособия, где каждый эксперт будет отвечать за содержание своей главы.

В пособии — стандартная программа летнего отдыха, которая легко адаптирующаяся к деятельности любого лагеря, которая послужит своего рода компасом или картой, позволяющей определить верный маршрут в стратегии развития.

Но дети и их родители четко должны понимать, лагерь какого направления выбрать. Интересы же у всех разные. Кто-то сплавляться по рекам мечтает, а кто-то хочет латинские танцы осваивать или изучать биосферу. А, главное, и выбор мы должны предоставить широкий. Чтобы лагеря у нас не под одну гребенку – подъем, зарядка, линейка, завтрак, пляж…

Поколение Z и дети -индиго подросли

Чтобы написать универсальную воспитательную программу, нам нужна была концептуальная идея. И нашли, что единственное, что все лагеря объединяет — это тот тип детей, который сегодня сформировался. Дети, появившиеся на свет в конце XX – начале XXI века, — это дети эпохи визуализации. Их мир: множество картинок, шоу, представлений, рекламы, новых персонажей, героев…

У нас уже было поколение Z, дети -индиго, и так далее. А сегодня в лагеря начинает ездить вот это новое поколение, обладающее своими особенностями. Люди, которые вырваны из межличностной среды. У них, в силу зацикленности на быстром получении информации, на компьютерном общении, отсутствуют навыки живой игры и общения личного. Они из коммуникативного поля выпадают, в отличие от других поколений.

И современных детей крайне важно вернуть в «детское сообщество», возвратить в их жизнь романтику игры. Надо создавать иную среду. Ребёнок должен научиться общаться. Влиться в коллектив и уметь в нём выживать. Уметь передавать и обмениваться информацией, находить друзей, разрешать конфликты… И не в виртуальном пространстве, а наяву. Поэтому одна из наших программ называется «Достояние Архангельской области: новое поколение в поисках себя».

Мы нашли методы и средства, которые оторвали детей от гаджетов, и подтолкнули к коммуникациям со сверстниками. Ребята, попадая в лагерь, включаются в сюжетно-ролевую игру, и, участвуя в разных играх, ищут «Код счастливого человека». А интересные и нетрадиционные дела-события, позволяют ориентировать ребенка и на определенные жизненные ценности: открытие, удивление, красота, успех, благодарность…

Они сразу разбредаются

Да.  Это сложно. Но мы шаблонных путей не искали. У детей «клиповое» мышление. С ними что-то долго готовить невозможно. Поэтому в багаже вожатого должна быть анимационная игра, которую учишь и играешь одновременно. Анимационные игры, игры на знакомство… без них никуда. Ведь дети незнакомы.

— В советское время долгие усидчивые занятия были нормой. А сегодня отряд в 28 младших школьников попробуйте выстроить парами, чтобы куда-то повести. Они сразу разбредаются. Они гиперактивны. Организовать, сосредоточить их на длительное время практически невозможно. Они неспособны долго сидеть на одном месте. Каждому необходим индивидуальный подход.

А как сделать это в лагере, где всё и все ориентированы на массовую работу. Раз весь отряд должен идти на мероприятие, то идут все, даже если не желают. И надо как-то детей заинтересовать. Вот для таких ситуаций мы и готовим студентов. Чтобы они могли приехать в лагерь и работать с разными детьми.

Каждый отряд – кинофабрика

В Крыму есть лагерь, называется «Мандарин», где внедряется идея свободного времяпрепровождения. На детей надеты браслеты, и вожатый знает, где ребёнок находится. А мама открывает специальную программу и смотрит, чем занято чадо. Более того, дети не обязаны вставать в восемь утра, позавтракать они могут прийти до 10 часов. Но ребята ничему не учатся, просто бродят, отдыхают.

— Вообще… программы лагерей, я их много читала, однотипные и ненаполненные. В них часто не видно «лица» лагеря, нет полета фантазии. Даже если идея хорошая, например, тематического лагеря, то формы воплощения не вдохновляют детей. Очень мало лагерей, в которых пытаются внедрить сюжетно-ролевую модель. Когда лагерь имеет некую сюжетную линию, вокруг которой вся смена вращается. Их мало, но случаются.

Например, одна из смен лагеря «Звездочка» была посвящена единой теме – году кино. Каждый отряд – кинофабрика. Вся структура смены, все мероприятия идут через призму кино. И все, естественно, создают фильмы. Но сначала обучение азам профессий: режиссера, сценариста, актера, оператора, монтажёра, гримёра. А потом все показывают, чему научились. Это всё к разговору о том, как оторвать от гаджетов и сделать отдых интересным и полезным.

Был у меня случай, когда лагерь подарил девчонке профессию. Она была очень благодарна лагерю за то, что с ней просто разговаривали. До того она была убеждена, что с ней неинтересно. Потому как никто прежде с девочкой не общался. В школе она училась плохо. А в лагере на ежевечерних огоньках в теплых беседах нашла себя. Сказала, что хочет быть педагогом, который разговаривает с детьми. И стала.

То есть, педагогика досуга своё дело делает. Обучение через развлечения – это не просто слова, это реально существующий вектор педагогики. Один доцент, например, в этом году ушел из вуза, чтобы создавать умные учебные игры. А сейчас развивает новое направление – педагогика впечатлений. Ведь, если мир и дети в нём другие – надо и методы образования и воспитания искать другие. Те, которые работают, а не ведут в тупик.

 

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: