В Архангельске поставят верфь и заложат шхуну

На берегу Северной Двины решили строить поморскую шхуну. Команда строителей — международная. Задумка принадлежит члену Русского географического общества, шкиперу и основателю клуба «Морские практики», Евгению Шкарубе

И сегодняшний наш разговор с ним.

Поморская культура — первая

— Евгений, это не первый ваш проект, связанный с технологиями нашего судостроения. «Поморская шхуна» продолжение недавнего проекта «Поморский карбас». Почему вы решили заняться именно этим?

— С самого детства я учился яхтингу. Преподавали нам любящие своё дело, грамотные специалисты. Было это в Новосибирске. Потом судьба завела меня на архангельскую землю, на Соловки. И в какой-то момент жизни я понял, что могу получить важные знания об исконной мореходной культуре в самом ее пласте. Здесь же свой морской язык, свои традиции. А поморская культура — первая морская культура. Она тут возникла. Ни Чёрное море, ни Балтика, такую мощную народную культуру не дали.

И я учусь. В каждом походе по Белому морю что-то узнаю. Самое интересное на уровне языка. Тут свои термины, о которых мы и не догадываемся. Причём, терминам тем лет неизвестно сколько. На них говорят даже бабушки с побережья: от Койды до Живых вод. Нам их речь приходится расшифровывать. А для них — это жизнь.

— Совершенно живая речь. Не гибнет. Сохраняется.

— Воспринимаешь все морские науки совершенно с другой стороны. Когда мы вернулись из кругосветки, в 2015 году, то купили здесь лодочку. Моторный парусник, построенный по мотивам шняки. Современная, но нам было интересно пойти на ней по Белому морю.

Яхта «Джульетта», Северное море, июль 2010

Гандвик — не для яхт

Людей набралось сразу на все этапы. Яхтсмены из других регионов, небедные москвичи, которые никогда здесь не были. Но надо было видеть, с каким желанием они пошли сюда, в Белое море. Они до него доросли. Вообще, чтобы морские науки понимать, нужна вся жизнь. Это космос знаний, которые в тебе нанизываются одно на другое, их можно бесконечно постигать.
И вот мы ходили на этой лодочке. Сам формат путешествия по Белому морю на открытой шлюпке, он очень правильный, очень нам подходит.

Плавание поморского карбаса на Соловки

— Почему?

— Белое море не оборудовано для яхт. Нет тут причалов, удобных бухт, яхтенных стоянок…
На современной яхте к берегу не пристать. И к нашим страшным причалам с торчащими железяками еще опаснее подходить. Нет ни электричества, ни воды. Я, вообще-то, за комфорт в путешествии. Внутри домик, как у улитки, наружу выглянул, там ужасы. Я такое соединение люблю.

— А какой же, к примеру, на карбасе дом?

— Палатка. Шесть часов переход, причалил, разбил палатку. Маленькую яхту на берег не вытащишь, там киль, она упадёт. И надо всё время о ней заботиться. И нужна маленькая лодочка, чтобы с неё переезжать на берег. Для лодочки места нет. Сплошное неудобство.
А тут — достал палатку, разбил, разжёг костёр. И дома. Другой формат путешествия, и он мне кажется более удачным для Белого моря.

Уйдут последние, и ничего у нас не останется

— И вы решили шить удобный для нашего моря карбас?

— Да, построили карбас в Лешуконье.

— А сейчас он где?

— Стоит зачехлённый на стоянке яхт-клуба на Логинова. Мы задумали построить парусный карбас. Надо сказать, что карбас, это та часть культуры, которая ещё жива на Белом море. Их могут строить ещё во многих местах.

Стройка карбаса в Лешуконском

— Мастера ещё есть, но немного.

— Мастера уходят. Уйдут последние, и ничего у нас не останется. Так как нет никаких чертежей, никаких нормальных фотографий. И, я считаю, оставлять просто так эту ситуацию нельзя. Навык будет утрачен. Вот и решили – строить.

Чтобы на небесах не перепутали

Нам нужен был парусный карбас, а парусных уже не шьют. В краеведческом музее нашли модель парусного карбаса. И у нас в музее их целая коллекция. Большенькие, меньшенькие. И среди них отыскался нужный карбас. Сделан профессионально, добротно.

— Все равно! Как можно строить по модели?!

— Музейщики сказали, что делали поморы такие модели практически один в один. Чтобы на небесах не перепутали. Каждый хозяин лично следил. Сняли с музейного карбаса копию, поехали с ней к мастеру в Лешуконское. Он сказал — построим.

На Соловках, в Святых воротах, стоял фрегат

— Вотивно-корабельная тема очень интересная.

— Есть тип гипертрофированных моделей, как средневековая картина, где нет жестких пропорций, главная фигура больше, второстепенная меньше. А тут всё в масштабе. Кстати, идея замечательная, я когда-нибудь хочу взяться за этот проект, была замечательная традиция — делать модели своих судов и приносить их в храм. Не наша, правда, традиция…

— Читала, что во Франции такое было.

— Во Франции, в Германии, в Швеции, в Греции… В христианском мире это было принято. Часто встречаю. В Греции, в храме Святого Спиридона висят. Они у ювелира заказывают серебряную модель, лодочку, и несут к иконе.

— Вотивные подвески? Их в храм, к иконе несли. Отец Писахова, ювелир, делал такие. Болит нога, он делал серебряную ногу, и её несли в храм, подвешивали к иконе.

— Да! Слово это забыл. И там, в храме и лодки есть, и даже автобусы, я видел. Живая культура.

— Не знаю, вешали ли у нас изображения лодок… Не встречала. Но обязательно ходили в храм перед выходом в море, и после возвращения, с благодарным подношением.

— На Соловках точно были. В Святых воротах, в проходе. Фотографии старые сохранились Прокудина-Горского. Там в воротах стоит деревянная модель фрегата, которая сейчас в краеведческом музее.

Поняли, что построили лоцманский карбас

— И что в результате? Карбас-то получился таким, как надо? К нему нет претензий?

— Он проходил две навигации. А насчёт претензий — форма карбаса нашего отличается от того, что строят сейчас. Сейчас строят моторные, они лоханистые, а парусный другой формы, и мы сомневались, то ли мы сделали. В итоге поняли, что построили лоцманский карбас, который быстроходен, но не слишком мореходен. Не для морских путешествий. Судно «река/море». Особый формат.

— Туда-сюда мотаться.

— Ну да. Лоцманская служба: корабль подходит к устью Северной Двины, становится на якорь, и к нему на карбасе «подбегает» лоцман, поднимается на борт, а карбас возвращается или ждёт, когда закончится проводка. Такой доездной карбас должен быть быстрым, хорошо ходить против ветра, мы такой и построили. Исследования по нему у нас сейчас только заканчиваются.

Исторический подтекст с современной оснасткой

— А то, что вы хотите делать сейчас, это не работа над ошибками, а нечто другое?

— Это совсем другая история. Она та же только по идее. Мы хотим строить большое судно, длиной двадцать метров. Экспедиционное, комфортное, с каютами, туалетами, с кухней, кают-компанией, печкой, баней.

В гавани города Тромсё. Начало XX века.

— Раньше были туалеты на судне? Неожиданно…

— У нас нет задачи — делать реконструкцию. И если мы в карбас ничего нового не ввели, то здесь решили взять красивое, крепкое, удобное судно, с историческим подтекстом, и оснастить современными механизмами, навигацией. Развить традицию.

— Из какого дерева корпус?

— Северная сосна. Всё, как было раньше. Только раньше это было грузовое судно, а теперь — туристическо-экспедиционное.

— Что теперь за основу взяли?

— Поморскую шхуну. В основе — народное судостроение. Норвежская шхуна, поморская шхуна, нет разницы. Шхуна — это тип парусного вооружения. Судно с косыми парусами. Мы её так назвали — поморская. Она ходила по Белому морю. Таких шхун на Поморье было очень много, особенно на рубеже XIX-XX веков. Потом у нас они исчезли, а в Норвегии остались.

На Соборной пристани в Архангельске. Начало XX века.

В море ходят по делу

После войны ещё были эти суда, но их быстро куда-то задвинули. А у норвежцев они сохранились. Потому мы к ним и обратились. Ведь поморские и норвежские суда по сути одно и тоже. А у нас технология утеряна, в отличии от карбаса.

— И где конкретно их строят в Норвегии?

— Да по всей стране. В Вардё, недалеко от Тромсё есть верфь. Идея пришла год назад, когда мы стояли рядом с Бергеном. Мы тогда в первый раз увидели такую верфь, и такие суда. Там они восстанавливают старые и строят новые. Увидели и поняли — вот оно. Строить какое-то судно из головы, придумывать не хотелось.

Шхуна «Матильда», прототип «Поморской шхуны».

— Велосипед изобретать странно…

— Мы давно уже подумывали об экспедиционном судне, чтобы оно было мореходным, чтобы на нём можно было пойти в любой конец, в высокие широты, в Антарктиду, на Грумант, куда угодно. На современной яхте этого не сделаешь. Она не для таких вод. Не для льдов, не для штормов.
Хотелось крепкое судно. И подумывали заказать проект по своим желаниям. Но у всех этих вариантов не было исторических корней. Поморских фотографий или чертежей не сохранилось. Взять прототипом коч? Как его делать — непонятно. И каким он должен быть? А тут — вот! Они строят.

Мы к ним зашли, директор показал чертеж такого судна. Всё понравилось. Но если строить у них — будет ужасно дорого. И неинтересно. Предложили: «А давайте вы к нам будете наезжать? На ключевые этапы стройки. Приехали, показали, как делать тот или иной узел».

Чертежи «Матильды».

— У них старинные суда так востребованы?

— Они все рыбаки, и в море ходят по делу. Как мы в лес — не гулять, а за грибами. Когда в феврале идёт треска на Лофотенских островах, у меня ощущение, что каждая семья назначает кого-то ответственным за заготовку трески. Он садится на такое судно, заготавливает на нём центнер рыбы, замораживает и везёт домой. Как мы в деревню едем картошку копать.

А сейчас это стало ещё и туристическим направлением.

Кораблестроение – архитектура Севера

— У нас корзинки плетут для дела — по грибы ходить, у них — шхуны строят. И сохранились старинные чертежи?

— И чертежи, и суда, а самое главное, они их строят. А современные технологии позволяют дать этим судам долговечность. Не нужно с ним возиться. Если раньше такое судно ходило 20-30 лет, то теперь оно не гниёт. Пропитки, краски, лаки, механизмы другие, — всё это делает его более прочным и удобным. И конопатить не надо, сейчас герметиком швы заливают.

— То есть, внешне судно будет по образу и подобию, но сделают его по новым технологиям?

— Поморы очень практичны. И этот принцип мы применяем. Если есть возможность поставить современный мотор, зачем со старым мучиться? И так далее.

Верфь в Патракеевке. Начало XX века.

— Значит, вы построите шхуну для дела?

— Для дела. В чём особенности поморской шхуны, чем они нам так важны? Она очень прочная. И эта прочность кратно превышает прочность других судов.

— Надёжное, если в шторм попадёшь?

— В шторм всегда что-то ломается, но это не яхта. Это классика, проверенная веками именно в этих широтах. Форма парусника столетиями шлифовалась, как камень, до идеального состояния.

Поморские суда — это своеобразная архитектура Севера. Не было б у нас этих домов, бань, колодцев, храмов, мы бы много потеряли, правда? С кораблестроением то же самое. Конструктивные решения, которые становятся декоративными, со своей эстетикой. И мы хотим всё это сохранить, но сделать комфортным, чтобы было тепло, безопасно, удобно управлять и ходить, куда захотим.

«Будем набирать бригаду из местных»

— Вы нашли мастеров с норвежской стороны. Кто с нашей?

— Есть в клубе люди, которые увлечены проектом. И будем набирать бригаду из местных жителей. Такие люди, я уверен, есть.

— Когда и где планируете начать?

— Мы встречались с губернатором, он проект поддержал, и я предложил ему Красную пристань. Сделать там временный ангар, устроить верфь, которая потом будет принадлежать Северному морскому музею. Думаю, у нас это получится.

Поморская шхуна на мурманском берегу.

— Откуда деньги на проект? Одни приезды норвежцев в копеечку влетят.

— Нас поддержал Баренц-Секретариат, Андрей Шалёв. Сказал: «Это наш проект. Что же нам финансировать, если не совместную постройку шхуны?!» Проезд и проживание норвежских специалистов они берут на себя. Гонорары там, конечно, огромные, но они часть гонораров тоже на себя берут.

Сам проект оплачивает клуб «Морские практики», которым я руковожу, сообщество яхтсменов и морских путешественников.

Когда строили карбас, я объявил, что есть такой проект, мы будем ходить в плавания, участие стоит каких-то денег. И народ перечислял. Кто-то за плавание, кто-то просто так. Так набрали денег как раз, чтобы заплатить за судно. И построили.

Проект «Карбас» позволил обкатать схему, по которой мы идём сейчас. И деньги на шхуну соберем так же.

Судно будет принадлежать некоммерческой организации, документы мы оформляем. Деньги, которые соберем за туристическое обслуживание, пойдут на поддержание шхуны и вообще на поддержание проекта «Поморское судостроение». Мы обязательно что-то ещё станем делать.
И надеемся на поддержку правительства области. Собственно говоря, Игорь Орлов уже о ней уже сказал.

— А что это даст области?

— Область получит верфь с технологиями, с профессиональной командой, с полностью выстроенной технологической цепочкой. Верфь точно будет передана Морскому музею.

И планируется она необычной. Станет новым туристическим объектом. Там будут два яруса смотровых окон. Можно посмотреть, как строят судно. И вход на галерею второго этажа возможен, чтобы видеть процесс, но не отвлекать работающих.

Вы представляете такое в центре Архангельска? Город получит объект, описание, документацию, профессионалов. И дальше можно строить. Я, как практик, занимающийся этим направлением, вижу, что в Архангельске пять таких судов построй — мало будет. Чтобы они катали желающих.

За образец взяли шхуну «Матильда», 1884 года постройки

Увлечение высокоширотным туризмом есть. Мы в прошлом году были на Шпицбергене, штук тридцать судов такого класса насчитали. Но все они приспособленные, из бывших рабочих буксиров. Исторического судна нет. Думаю, и там оно будет востребовано. Шпицберген, Земля Франца-Иосифа и так далее… Если от Архангельска убрать море, что от города останется? И если в это не вкладываться, то во что же?

— И когда планируете начать и закончить?

— Проект у нас есть. Взяли за образец шхуну «Матильда» 1884 года постройки. Норвежцы скоро к нам приезжают выбирать лес. Зима заканчивается, а древесину можно заготавливать, когда лес спит. Дальше сделаем эскизный проект ангара.

И если найдём финансирование ангара, область обещала помочь, то весной построим. А летом будем закладывать шхуну.

 

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!


Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: