Магический мир Сергея Трубина. Не для всех. Только для сумасшедших | Северные Новости

Магический мир Сергея Трубина. Не для всех. Только для сумасшедших

Магический мир Сергея Трубина. Не для всех. Только для сумасшедших

Назвать это выставкой сложно. Тут целый мир. И не простой. Магический мир Сергея Трубина. Он не для всех. Потому-то, наверно, и привалило в субботу вечером на открытие персональной выставки художника народу немного. Ибо много званных, но мало избранных.

Камнепад мастерства

Вчера в Выставочном зале Дома художника открылась персональная выставка известного архангельского художника Сергея Трубина. Более двухсот работ. Как представишь, двести работ какого-нибудь одного художника, собранные в одном месте, дурно делается. Потому ведь как бывает: если ты видел одну картину, ты видел их все. С Сергеем Трубиным другой случай. Противоположный. Разные техники, форматы, стили, темы. Аллюзии и аллегории, ассоциации и аналогии. Такой пласт мировой культуры вобрал в себя этот мастер, что даже задыхаться начинаешь от избытка творческого кислорода.

Сергей в честь своего 60-летия просто обрушил на архангельскую публику… хотел написать глыбу, лавину, но нет, скорее камнепад настоящего, неподдельного искусства и мастерства. Тут трудно не остаться погребённым, выкарабкаться из хитросплетения линий, рассмотреть звёзды вселенной сквозь монохромные пятна офортов. Сергей, кстати, наверно, единственный в Архангельске график, кто владеет классической техникой офорта.

Бронепоезда и уходящее Поморье

Сами придите на выставку и попробуйте вглядеться в работы Сергея Трубина. И вы почувствуете, что научаетесь получать наслаждение от собственной способности проникать в суть вещей и оценить игру ума и мастерство художника. Вам, возможно, удастся распознать юмор, иронию и сарказм в изображении бронепоездов и серийных насекомых. Вы решитесь проследить нити эпох и культур в кентаврах и иконах, где в ликах «Троицы» проглядывают большеглазые герои аниме.

Вы, наверняка, содрогнётесь, или хотя бы вам взгрустнётся, от ощущения горечи утраты поморской, русской, жизни, когда задержитесь перед немудрёными рисунками с натуры, сделанными во время красноборской экспедиции. «Старый дом. Село Евда», «Дом после пожара», «Разрушенный дом», «Церковь Дмитрия Солунского»… Возможно, только в трубинских рисунках они и остались. А ещё «Дом Бродского в Норинской» среди снегов белых.

А ещё… А ещё… Одни мыши, грызущие дензнаки России в любой период её истории, чего стоят. А «Жаркий день»?! Сергей как будто был с нами в Сояне в жаркое лето 2011 года и смотрел с угора на самостоятельного пса, плававшего за реку по своим собачьим делам.

Плата за вход — разум

На этой выставке я себя часто ловил на приходящих в голову ассоциациях с романом Германа Гессе «Степной волк». Та же двойственная сущность — человек и зверь в одном флаконе. Когда один совершает человеческие поступки, другой скалится и презрительно фыркает. А примется вторая ипостась рвать зубами плоть или покрывать волчицу, как человек тут же хмыкнет презрительно, и начнёт препарировать ощущения.

Закрученный на карте Центральной Америки «Морской Змей», разинув пасть, готовится поглотить парусный корабль. Это, мне кажется, ключ к тем десяткам работ, выполненных в стилистике древних ацтеков и вобравших в себя всё неприглядное, тёмное, что клубится в глубине нашего разума. Эротизм древних греков и черно-белый модерн Обри Бёрдслея. Но при этом в этих рисунках бездна иронии, насмешки на своими фантазмами.

Вы можете попытаться поискать их в себе, только без фанатизма. Тем более не стоит искать на этой выставке самого себя. Можно потеряться. Хотя и это неплохо. Глядишь, откроете неизведанные ещё пространства, таящиеся в глубине своего подсознания.

Ах, да, хочу предупредить, что в гардеробе выставочного зала мораль и прописные истины лучше сдать вместе с верхней одеждой. И ещё, на выставке слишком много зеркал, не берите в голову, если увидите знакомое лицо.

Интервью с Сергеем Трубиным читайте в ближайшее время.

Мнение

Культура уходит из страны катастрофически

Дмитрий Трубин, заслуженный художник России, брат художника:

— Всё, мягко говоря, не так… Я понимаю, что нет в Архангельске Союза художников. Ну, нет его. Потому что есть несколько единиц действующих, которые и внутри себя не особенно любят, и получается пустота.

Это не только касается присутствия людей на открытии. Понятно, что наш цех должен быть. А где управление культуры, где министерство культуры? Пришёл Репневский, фигура знакомая, но кто знает, что он замминистра и с чем он пришёл? Он же ни слова не сказал. Художнику, на всякий случай, 60 лет стукнуло. Вы что, грамоту какую-нибудь дурацкую не можете подписать? Хотя бы из вежливости. Зла не хватает, на самом деле.

Общество стало совершенно бескультурное. Вся культура уходит из общества и из страны катастрофически. Я не зря говорю, что наше поколение с Серёжкой, мы последние профессиональные художники, которые занимаются искусством. Все остальные будут дилетантами. И они думают, что я говорю это ради красного словца. Но это же так и будет! Абсолютно!

Абсолютно. Ведь никто за нами не идёт. Никто не способен жить творчеством, только творчеством.

То ли аллея, то ли вселенная

Алла Сумарокова, заслуженная артистка России:

— Какие хорошие работы у Серёжки! Какая яркая живопись! Девушки какие солнечные. А графика — просто космос какой-то! Что-то невероятное. Я когда первый раз увидела его работы, много лет назад, то просто не поверила, что это нарисовано. У него каждый миллиметр графики можно рассматривать под лупой. При этом картина остаётся цельная, мелкие детали её не дробят, они в ней живут. Сцеплены друг с другом как пазлы. Смотришь издалека — единое целое, а ближе подходишь — Боже, сколько всего открывается. Какой же он всё-таки необычный художник.

Посмотрите, что за удивительная «Аллея». То ли это аллея, то ли космос, вселенная. Всё сходится и переливается одно в другое. Удивительно. Удивительно.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: