Писахов оставил нам кулинарную книгу

В Областной библиотеке имени Добролюбова за круглым столом собрались педагоги, музейщики, библиотекари, студенты, исследователи и любители литературы. Чтобы поговорить о наследии Степана Писахова, и о том, как сохранить память о знаменитом земляке для потомков. Потому что 140 лет Степану Григорьевичу исполнилось, а знаем мы о нем очень мало.

На Чумбаровке стоит не он

Многие из тех, кто знал Писахова и встречал его на улицах Архангельска, по старой русской традиции пророка в своем отечестве не видели. Считали его отжившим своё заброшенным стариком, приземистым с огромными усами, в видавшем виды пальто, с неизменной котомкой в руках.

А потому память об этом уникальном человеке не сохранили. И то, что сохранилось, особенно не изучали. В результате, об одном из величайших сказочников в мире мы мало что знаем. А некоторые сведения до того противоречивы, что считать их единственно верными неправильно.

Елена Галимова, доктор филологических наук, член Союза писателей России, с сожалением констатировала, что осмысление Писахова много лет остаётся на одном, очень низком, уровне, что поисковая, исследовательская работа практически не ведётся. Диссертаций по Писахову лишь две. И в одной из них Степан Григорьевич рассматривается лишь в ряду писателей.

Уже почти полвека, как нет с нами этого уникального человека, а в городе не появилось ничего, что бы о нём напоминало. Кроме истукана на Чумбаровке. Которого, по мнению большинства участников круглого стола, лучше бы и не было. Потому что тот, что отлит в бронзе – не Писахов.

Степан Писахов. Судно с мачтами

Дом, где жил Степан Григорьевич, разрушен. Музей пока не открыт. Да и будет в его экспозиции показан Писахов – художник. Такова направленность Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера», в которую входит музей Писахова.

Мог сшить затейливые тапочки

Елена Галимова предложила объединиться вокруг имени талантливого земляка и настоящего Писахова общими усилиями «собрать». Идея понравилась. Осталось много разрозненных писем, фотографий, неизвестной не сказочной прозы, даже пьеса для театра кукол. Если залезть в архивы не только Архангельска, но и страны, и зарубежья, можно по молекулам целый образ составить. И он должен получиться очень интересным. Ведь сказочник и художник – это всего лишь две грани уникальной личности.

Степан Писахов. Красные цветы на Новой Земле

Современники, близко знавшие Писахова, писали, что был он очень противоречивой фигурой. Мужественность и бесстрашие сочетались в нём с детской чистотой и наивностью. И чувствовал людей, как ребенок, безошибочно. А друзья вспоминают, что Степан Григорьевич мог сделать необычный подарок, например, сшить затейливые тапочки ребенку. Их можно увидеть на одной из фотографий. Как сын ювелира — учился скульптуре. Может, где-то даже сохранились работы Писахова-подростка.

Одни видели в нем доброго волшебника, другие мрачного колдуна, третьи замечали сходство с преподобным Серафимом Саровским, для четвертых он был полунищим чудиком. Но настоящим и многогранным его знали единицы.

Илья Репин звал к себе

Он воевал, а во время февральской революции был в Кронштадте. Учился в Париже и Риме. Много путешествовал: Иерусалим, Вифлеем, Египет, Турция, Сирия, Ирак, Палестина, Италия, Греция и так далее. Но южные пейзажи не смогли затмить северных, по которым он тосковал. В Риме его просили научить своим серебристым тонам. Отвечал, что это даёт только Север. Сам Илья Репин приглашал Писахова к себе в усадьбу Пенаты поработать над большим полотном. Не поехал… постеснялся.

Степан Писахов. Этюд из серии «Сны».
В подводном царстве избушка на скале

Его арктические путешествия тоже остались в воспоминаниях, сказках, живописи и графике. Бывал там в разных экспедициях. И в этнографических, и по установке радиосвязи. Первая экспедиция Русанова не обошлась без него. Потом искал Седова, Брусилова и уже самого Русанова. С капитаном Ворониным тоже в море хаживал.

Писахов первый приехал к ненцам без водки. И они поначалу даже обиделись. Но потом поняли, что это, наоборот, знак уважения. Привозил сказочник ненцам даже кукольный театр.

Вот такой вот получается сложнейший затейливый пазл, да еще со многими неизвестными. Но собрать надо.

Мэрия порадовала тысячей экземпляров

Только, если соберем, как все это представить, людям показать-рассказать. У отреставрированного музея свой вектор. А нужен сказочный дом. Чтобы в разных комнатках разный Писахов. Еще Федор Абрамов, который Степана Григорьевича ценил выше Андерсена и Братьев Гримм писал:

Но вот вопрос: предусмотрено ли в новой столице Севера увековечить мир сказки и былины? Почувствует ли приезжий человек, что он попал в край, где живет еще дух прославленной беломорки Марфы Крюковой и великой сказительницы с Пинежья Марии Кривополеновой? Само собой, подобные раздумья напрашиваются и в отношении писателей-северян, и прежде всего Степана Писахова, который долгие годы был одним из самых знаменитых людей старого деревянного Архангельска.

Дом Писахова. Снесен в 1984 году.

Теперь вот и Архангельска того сказочного деревянного уж нет, и Писахова в небытие так же можем спровадить. Ведь на круглый стол никто от властной культуры не явился. Мэрия, правда порадовала, в год 140-летия Писахова книжку выпустила. С чудесными иллюстрациями Алексея Григорьева.

Вот только тираж той книги — 1000 экземпляров. Всего! В Добролюбовке он единичный. И тот в подарок на презентации достался. Кстати, посмотрели мы с библиотекарями, выходят ли книги со сказками Писахова в стране. Оказалось, выходят периодически. Но тираж у всех примерно одного порядка – 3000 экземпляров.

Рукописные сказки пойдут нарасхват

Зато дети, завсегдатаи библиотек давно насоздавали своих рукописных книжек по сказкам Писахова. Круглый стол был просто захвачен этими штучными изданиями. Взрослые с таким удовольствием их листали, что было понятно, если начать выпускать что-то подобное, успех обеспечен, в том числе и финансовый. Пойдут нарасхват.

Рукописные книжки

Кроме того, юные библиоманы еще и туристический контент нам набросали. К примеру, экскурсия по любимым местам сказочника. Или кафе «У Писахова». С разносолами в меню от самого Степана Григорьевича. Мальчики и девочки сели да проштудировали произведения на предмет угощений. И столько нашли, что не на одно кафе хватит. На кулинарную книгу наберется. Одна его сахарная редька чего стоит! А в сказке «Как купчиха постничала» разных блюд около 70-ти.

Вот уж точно, устами младенца глаголет истина. Не знаешь, что делать, спроси ребенка. По любому вопросу. И уж тем более, когда дело касается сказочника. Вот собрали бы малышню в овальном зале областного правительства, да спросили, что сделать, чтобы Писахова помнили, да к нам за тридевять земель ездили посмотреть и приобщиться. Утонули бы в идеях.

Если вы нашли ошибку, опечатку или неточность, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: