Два приюта, два образа… жизни

Не так давно, пару недель назад, «Северные новости» рассказали историю спасения воробьишки. В ходе операции под кодовым названием «Голодная Дорожка или как наложить лангету на лапу воробья» журналисты нашего ИА обращались в ветклинику, звонили по адресам в поисках газового наркоза, познакомились с чудесной девушкой Еленой Фокиной и её приютом для диких животных.

А за две недели до истории в Архангельске, почти такая же произошла в Германии. И нам показалось интересным сравнить пути-дороги спасаемых птенцов.

Наша коллега, журналист Адель Калиниченко, ныне живёт в Аугсбурге. А с ней кошка Глаша, охотница и любительница всякой живности. То лягушку притащит, то мышку, а 22 июля… Впрочем, рассказ из первых уст.

Сомнений, что выживет, нет

22.07.2019. Буквально вытащила из пасти у своей Глаши вот такого птенчика. Кто знает, что это за птица, чем её можно кормить? Или вообще все безнадёжно?

22.07.2019. 22.23         Вот только вернулась. Всем , кто дал мудрый совет не заниматься самодеятельностью, а обратиться к профессиональным спасателям, огромное спасибо! Голубенок ( а это оказался именно маленький голубь- горлица) будет жить!

Сначала созванивалась с разными «инстанциями» по спасению животных, от них узнала, что надо везти в круглосуточную ветеринарную клинику. Позвонила туда, сказали «срочно привозите!»

«Срочно привезла», они сделали даже какую-то инъекцию, накормили, напоили, спать уложили. С немецкой четкостью дали заполнить какие-то бумаги и расписаться. Но на мой вопрос, «есть ли надежда, что выживет», разулыбались и ответили, что сомнений в том, что выживет, у них нет.

Тут надо отдать должное Глаше, она обошлась с птичьим детенышем по-матерински нежно: врачи сказали, что он цел и невредим. Возможно, сыграл свою роль ее большой опыт в ловле лягушек, мышей и даже в драках с куницами. А может, она просто соизмеряет силы или экономит для более достойного противника…

Но когда я ехала домой, мечтала лишь о том, чтобы Глаша не встречала меня с братиком спасенного птенца в зубах. Однако встретила она меня очень тихая, кроткая и мечтательная. Сущий ангел во плоти, только без крылышек. Даже таких маленьких, как у объекта ее сегодняшнего внимания.

У-уу, шельма!

В Германии лечение диких зверей бесплатное

23.07.2019 Одна знакомая мне вчера написала: «Представляю, сколько тебе это стоило денег в ветклинике!» А я даже и не подумала написать, что ни копейки. В Германии, если «сознательные граждане» приносят к ветеринару нуждающихся в помощи диких зверюшек или птичек, то лечение и прочие услуги совершенно бесплатны.

… Позвонила в звериную клинику, спросила, жив ли мой голубчик. Те две-три минуты, в которые ответившая мне по телефону девушка узнавала о состоянии пациента, с ужасом и учащенным сердцебиением представляла, что сейчас мне скажут: «Очень сожалеем, но…»

Однако мне сказали все совсем наоборот! И добавили, что в ближайшие дни он еще поживет в клинике, а потом его отдадут в звериный приют.

Там есть все условия, заботливые люди, и его ждет счастливое детство.

Может быть, я даже его навещу.

Неужто мы не родные?

Не все — «голуби мира»

24.07.2019. Если я вам еще не надоела со своим голубенком, то новости такие. В клинике сказали, что сегодня его перевели в приют для зверюшек. Чувствует себя хорошо, аппетит отличный, настроение боевое, хотя он и голубь. Значит не все — «голуби мира», разные, выходит, бывают.

Тут мне верно подсказали, что это горлица. Они такие элегантные, более изящные и очень красиво курлычут. У нас тут их целая диаспора обосновалась.

В звериной гостинице моего птенца выкормят и, когда он сможет летать, отпустят на волю.

Если дела позволят найти время и его проведать, непременно сфотографирую и предъявлю всем, кто за него вместе со мной переживал. И, конечно, полюбил…

Порядок должен быть!

28.07.2019 На фоне всего, что творится, как-то неловко писать «о птичках». Но все-таки я ж обещала…

Итак, в выходные собралась навестить голубчика моего. Однако, помня, что я в Германии, решила соблюсти этикет и прежде позвонить в звериную гостиницу и спросить разрешения на визит. Позвонила, представилась, объяснила, кем прихожусь их постояльцу, пару дней назад переведенному к ним на санаторное лечение, и спросила разрешения навестить малыша.

Женщина- диспетчер очень вежливо попросила подождать, но минуты через три опять-таки очень вежливо доложила, что с ним все в порядке, растет и взрослеет, но посещения в то отделение, где птицы, запрещены. Еще сказала, что выпускать его на волю будут недели через две. Я, конечно, обиделась, но постаралась не подать виду, демонстрируя своей кротостью весь пиетет к правилам внутреннего распорядка их заведения.

-А можно хотя бы прийти на момент его торжественного вылета во взрослую жизнь?- спросила я, не сильно надеясь услышать что-нибудь обнадеживающие. Но слабую надежду мне, тем не менее, дали, разрешив позвонить снова дней через десять.

Была б это не Германия, то существовало бы несколько обходных путей: прокрасться, заплатить небольшую денежку «вахтеру», уговорить, давя на мои с голубем родственные узы… Но здесь «Ordnung muss sein!» (Порядок должен быть! — прим. ред.) И точка, точнее, восклицательный знак.

Когда я рассказываю эту историю, например, маме или другим более » нормальным» , нежели я, людям, то вижу в их глазах большое сочувствие. Не к голубю, конечно, сами понимаете к кому. И я даже моих собеседников могу понять.

Ты ведь меня заберешь?

11.08.2019 А горлицу свою я все же навестила. Правда, в лицо её узнать не смогла. Но думаю, что догадываюсь, которая. Не потому, что сердце вещует, а просто горлиц там было всего две.

Птичий коллектив в клетке, как мне показалось, «дружный, физически и психологически здоровый». Птицы встретили меня дружелюбным воркованием. И рассматривали не менее внимательно, чем я их.

Другие их соседи по приюту для животных выглядят тоже вполне неплохо. Правда, в каждой паре кошачьих и собачьих глаз читался вопрос: «Ты ведь меня заберёшь, да?» И я, стыдливо отводя глаза, переходила к другому вольеру.

Уже на выходе спросила сотрудника звериной гостиницы: «А голуби в этой клетке как надолго задерживаются?»

— Пока врач не разрешит их выпускать на волю. Но, даже улетев, многие из них возвращаются. Поэтому рядом с закрытым вольером для подрастающих птенцов мы построили голубятню, куда они могут прилетать, если решат вернуться. И таких, которые прилетают сюда насовсем, у нас много.

Кошек и собак, оставшихся без хозяев, как правило, со временем забирают. И они уже назад, в отличие от птиц, не возвращаются…


Комментарий

Всё равно я никуда не уеду, обращайтесь

Елена Фокина, руководитель Центра помощи дикой фауне (МАТА-МАТА), Архангельск:

— Мы были в Германии, и я видела, как там всё устроено. И стало немножечко грустно, что у нас всё держится на голом энтузиазме. Там с этим проще. Хотя даже у нас, в маленьком приюте, мы принимаем за год столько птиц, сколько им и не снилось. Потому что у нас городская среда, да впрочем, и сельская, не приспособлена для обитания птиц.

Остекление у них специальное, проектов разных много хороших. У них вообще животных в беду попадает не так много. К животным толерантнее относятся. У нас только подстреленных каждый год столько приносят… Печально. Я даже расстроилась до слёз, когда узнала, как они работают, насколько всё у них проще. Мне стало грустно. Но всё равно, я не уеду никуда. Если что, обращайтесь.

Дико орущие вопросы

Глядя на снимки Адели и вспоминая картинки нашего, архангельского, приюта для диких животных, испытываешь крайне сильные эмоции. Не о них речь. Вы сами можете заглянуть себе в душу и прислушаться к своим. Не думаю, что будут сильно отличаться. Главное тут, мне кажется, в другом.

Там у человека, решившего спасти животное, переживание только одно — выживет, не выживет. Об остальном заботится государство, создавая для этого спасения все условия.

Тут же ты в панике начинаешь подсчитывать, а сможешь ли заплатить за свои добрые намерения. Не знаешь, примут ли где спасеныша, или будешь выхаживать, рискуя жизнью животного, по советам из интернета. А если примут, но случай сложный, то удастся ли собрать деньги на операцию, лекарства и исследования. Вынесет ли твой воробей установку лангеты без газового наркоза, о котором на тысячу вёрст кругом и слыхом не слыхивали. И еще сотня вопросов! На которые в других странах отвечает государство. Выделенными на проблему деньгами.

Фото Адель Калиниченко, Елена Доильницына, Владимир Анисимов





Понравилась статья? Оставьте отзыв в комментариях. Присоединяйтесь к нам в ВКонтакте и Telegram, читайте в Яндекс.Дзэн и Facebook, подписывайтесь в Twitter!

Похожие

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: